В октябре 2012 г. в райцентре Ольховатка Воронежской области был открыт бюст участнику Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии 1813-1814 гг. Александру Дмитриевичу Черткову. Так благодарные потомки почтили память земляка. Почтили как за ратные подвиги, так и за мудрое хозяйствование во благо краю и Отечеству.

Со школьной скамьи каждый из нас знает, что война 1812 г. была одним из факторов, повлиявших на возникновение движения декабристов — людей, стремившихся ради высоких идеалов разрушить устоявшиеся государственные устои Российской империи. При этом в тени истории остается тот факт, что Отечественная война 1812 г. подготовила для России и людей-созидателей, видевших цель своей жизни в возрождении и приумножении величия и богатства родной державы.

Чертков А.Д.

Чертков А.Д.

Одним из них был Александр Дмитриевич Чертков (1789-1858) -историк, нумизмат, библиограф, археолог, член-корреспондент Академии наук, председатель Императорского Общества истории и древностей российских при Московском университете. Собранная им уникальная коллекция книг — около 17 тысяч томов, рассказывающих о России и славянах по всем отраслям знания и на многих языках, стала знаменательным событием в культурной жизни Москвы, поскольку была превращена в первую публичную бесплатную библиотеку. На основе этой библиотеки историк П.И. Бартенев создал журнал «Русский архив», где опубликовал много ценных рукописей из собрания А.Д. Черткова.

Кропотливые занятия наукой А.Д. Чертков находил в себе силы сочетать с хлопотными обязанностями: начальника Работного дома и члена Комитета для разбора и призрения просящих милостыню в Москве, директора Попечительного комитета о тюрьмах, уездного, а затем губернского предводителя московского дворянства, почетного попечителя московских губернских гимназий.

А.Д. Чертков был и известным благотворителем-меценатом своего времени. Возможности для этого вида деятельности обеспечивались крупными земельными владениями в Воронежской губернии, в которых он умно и рачительно хозяйствовал.

Известный в России род дворян Чертковых связала с Воронежем Екатерина II, назначив весной 1782 г. наместником Воронежским и Харьковским Василия Алексеевича Черткова (1726-1793). В 1787 г. Черткову вверили Саратовское наместничество вместо Харьковского, которое отошло под управление князя Г.А. Потёмкина. До своей кончины В.А. Чертков пребывал в должности наместника Воронежского и Саратовского. Местопребыванием наместника стал Воронеж.

Старший сын В.А. Черткова Дмитрий (1758-1831) женился на Евдокии Степановне Тевяшовой. Ее отец, С.И. Тевяшов, последний из династии Острогожских полковников, оставил в наследство единственной дочери более 200 тысяч десятин земли в Острогожском, Богучарском, Валуйском уездах Воронежской губернии и около 14 тысяч душ крепостных. Так, благодаря выгодной женитьбе Дмитрий Васильевич Чертков сразу оказался в одном ряду с крупнейшими землевладельцами России. Ни высокая должность (Дмитрий Васильевич 22 года бессменно занимал выборный пост Воронежского губернского предводителя дворянства), ни владения отца не смогли бы ему обеспечить такого огромного материального состояния.

К чести Д.В. Черткова, он не промотал имущество жены, как это часто случается, когда богатство достается слишком легко, а сохранил его и приумножил, передав, в свою очередь, по наследству своему многочисленному потомству. В семье Д.В. Черткова росло шестеро детей: Александр, Екатерина, Прасковья, Николай, Иван и Мария.

Александр Дмитриевич Чертков получил домашнее образование. Его первыми наставниками были гувернер-француз Мортель и преподаватель воронежского народного училища Гавриил Петрович Успенский, впоследствии профессор Харьковского университета. Он увлекался изучением отечественной истории и, бесспорно, заронил в душу впечатлительного отрока интерес к дням минувшим.

В 1808 г. Александр покинул отчий дом, уехал в Петербург и определился на службу в департамент Министерства внутренних дел в чине коллегии юнкера. Однако уже через год он бросает гражданскую службу и без экзаменов поступает в лейб-гвардии Конный полк сразу эстандарт-юнкером (то есть старшим унтер-офицером).

Князь А.Н. Голицын свидетельствовал: «Полк этот <.. .> был тогда самым блестящим наравне с Кавалергардским <…>. Оба полка, Кавалергардский и Конный, наполнялись цветом московской, петербургской и вообще дворянской молодежью: в них служили люди богатые, хорошо воспитанные, с именами громкими и в то же время знавшие отлично дисциплину, особенно при таком строгом начальнике, каким был великий князь Константин Павлович».

Ранней весной 1812 г. армия Наполеона начала продвигаться к русским границам. В России понимали, что война будет тяжелой и кровопролитной. В этих условиях наряду с выдвижением войск к западным областям особое значение приобретала подготовка резервов. Во всех полках на базе резервных батальонов и эскадронов создавались особые команды, целью которых было формирование и обучение новых частей.

1 марта такая команда появилась и в лейб-гвардии Конном полку, имея в своем составе 2 обер-офицеров, 16 унтер-офицеров, 110 нижних чинов, 37 нестроевых солдат и 3 трубачей. Должности обер-офицеров занимали штабс-ротмистр Кошкуль и корнет Чертков, который получил этот чин в конце 1811 года. Деятельность команды продолжалась всю войну, а 1 ноября, разросшись в своей численности, она даже была разделена на 2 эскадрона.

Непосредственно в военных действиях Отечественной войны 1812 г. А.Д. Чертков участия не принимал.

С изгнанием захватчиков из русских земель война с Наполеоном, возомнившим себя будущим владыкой Вселенной, не окончилась. В Россию поступали сведения о лихорадочной подготовке французов к дальнейшей борьбе. Чтобы не допустить нового нашествия 25 декабря 1812 г. был подписан виленский приказ Александра I о начале заграничного похода. Русское общество поддержало императора. В письмах наших офицеров явно прослеживается понимание миссии России: «Сколь война сия ни была кровопролитна, но мы охотно желаем еще сражений, чтобы получить твердый и полезный мир для Отечества нашего. Мы оставили Россию и идем теперь в иностранных землях, но не для овладения оными, а для их спасения. Надо даровать мир и спокойствие Европе, говорит нам Государь наш, и мы идем на запад с войною для мира».

А.Д. Чертков принимал участие в походе на Париж. Сохранился его дневник — три тетради на французском языке, в котором он описывал свои впечатления от увиденного. Они были переведены и опубликованы к 170-летнему юбилею Отечественной войны.

Впервые с жестокими последствиями войны никогда еще не участвовавший в сражениях молодой офицер столкнулся по дороге из Вильно в Ковно (Каунас). Этот путь произвел на него удручающее впечатление: «От Вильно до Ковно дорога усыпана одеждой солдат французской армии: обрывками мундиров, касками, шляпами, седлами, обрубками шпаг и сабель и даже трупами лошадей, которые эта армия оставила при отступлении в ноябре, то есть 5 месяцев тому назад <…>. От Вильно до Ковно все помещичьи дома сожжены французами, и никто не встретился нам по дороге».

Первое боевое крещение А.Д. Чертков получил в сражении под Кульмом в августе 1813 года. За проявленную храбрость в бою был награжден орденом Св. Анны 3-й степени и Кульмским крестом. За мужество в сражении 13 марта 1814 г. при Фер-Шампенуазе Черткова пожаловали орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом. Об этом бое Александр Дмитриевич записал в дневнике: «Наш полк был на левом фланге Союзной армии. В 5 часов вечера мы атаковали французскую батарею и, опрокинув войска, которые ее защищали, захватили пушки. Наша армия одержала в тот день решающую победу, и корпус маршала Мор-тье отступил, мы больше не сомневались в возможности быть в Париже, что и осуществилось спустя несколько дней».

Память о триумфе русского оружия над войсками Наполеона А.Д. Чертков пронесет через всю жизнь. А.Д. Чертков был награжден медалью за взятие Парижа. И дата 19 марта — победное вступление русских войск в Париж — всегда отмечалась им как праздник.

А.Д. Чертков постепенно поднимался по служебной лестнице на армейской службе. В 1813 г. он был произведен в поручики. В 1815 г. утвержден полковым казначеем. 18 августа 1816 г. пожалован штабс-ротмистом, а в 1819 г. стал ротмистром. В 1822 г. А.Д. Чертков получил звание полковника. Буквально через несколько месяцев он увольняется из армии «по болезни». Но через пять лет вторично поступает на службу в гусарский эрцгерцога Фердинанда полк. В 1828 г. его утвердили командиром резервных эскадроном этого полка. Но 22 июля 1829 г. А.Д. Чертков вновь увольняется «по болезни». В этот раз — уже окончательно.

После того как в Европе воцарился мир, в среде офицеров-фронтовиков начался кризис невостребованности. По справедливому замечанию Ю.М. Лотмана, войны приучили русских дворян «смотреть на себя как на действующих лиц истории». Юные ветераны Отечественной войны в военные годы свыклись с мыслью, что от их личной воли, старания, мужества зависит в итоге судьба Отечества. Но, вернувшись в Россию, им предстояло стать лишь частью государственной машины. 20-летним офицерам послевоенной эпохи приходилось выбирать: смириться и выслуживать ордена и чины, или же попытаться сломать сословный строй в России, создав общество, где им нашлось бы достойное место. А.Д. Чертков, забыв о тщеславии, выбрал первый путь, внеся колоссальный вклад в развитие и процветание России и российской науки.

В имениях юга Воронежской губернии, перешедших к нему по наследству, он сумел проявить себя деятельным, рачительным хозяином. Развитие фабричной промышленности потребовало больше высококачественной шерсти. А.Д. Чертков решает заняться разведением тонкорунных овец. Тонкорунное овцеводство лучших пород (английских и испанских) особенно было развито в его имениях — слободах Ольховатка и Россошь в Острогожском уезде, а также в землях А.Д. Черткова в Богучарском и Валуйском уездах. Данное направление в животноводстве было поддержано ведущими государственными деятелями. В 1832 г. Московское общество сельского хозяйства избрало А.Д. Черткова своим действительным членом, в знак уважения к его трудам «содействующим успехам сельского хозяйства в России».

В 1834 г. при Московском обществе сельского хозяйства был образован Комитет сахароваров, членом которого стал и А.Д. Чертков. Комитет создавался «для предупреждения ошибок при заведении свеклосахарных заводов и для размена мнений, знаний и опытности, дабы тем взаимно облегчать преодоление препятствий при производстве и обработке свекловицы, при сбыте песка и т.п.». Российские сахаровары готовы были делиться друг с другом производственными тонкостями и нововведениями, не делая из них секретов. Подобная тактика была необходима в свете того, что Россия XIX в. жила на заморском тростниковом сахаре, а первые рафинадные заводы, возникшие в Петербурге в 1817 г. работали на привозном сырье, доставляемом Англией.

 

Молодая отечественная сахарная промышленность возникла и развивалась тогда благодаря лишь усилиям самих помещиков без всякого пособия и поощрения казны. Министр финансов граф Е.Ф. Канкрин не верил в то, что у свекловичного сахара есть будущее. Узнав об учреждении Комитета сахароваров, Канкрин сказал: «Вот одно из самых глупейших предприятий русских дворян — это сахарная промышленность». Сменивший его на посту министра финансов Ф.П. Вронченко в интересах рафинеров установил акциз — налог на русский сахар.

При А.Д. Черткове в 1834 г. в Ольховатке был построен один из первых в Воронежской губернии свеклосахарный завод. Появление завода способствовало росту благосостояния крестьянства округи. Для успешной работы завода нужно было сырье. Его получали, выращивая свеклу на помещичьих землях и покупая у крестьянства. Подсчитано, что в тот период с 5 десятин, засеянных свекловицей, получали более дохода, нежели со 100 десятин, засеянных яровым хлебом». Таким образом, для многих крестьян Ольховатки и ближайших сел стало выгодно выращивать сахарную свеклу. Урожай ее частично шел на уплату помещичьего оброка, частично — на продажу тому же помещику.

Появление свеклосахарного завода помогало крестьянину обеспечить себя материально, не удаляясь от своего семейства в поисках денег. Кроме того, заводские работы требовали квалифицированных работников. А.Д. Чертков и его родственники открыли несколько частных школ, где обучались как мальчики, так и девочки.

А.Д. Чертков блестяще решил проблему с топливом, которое требовалось для завода в огромных количествах. В степную Оль-ховатку стали привозить каменный уголь из Луганска. Его подвозили на пароволовых телегах. Этот подвоз давал значительные заработки крестьянам.

Кроме того, сахарное производство способствовало развитию животноводства и в хозяйстве Черткова, и в крестьянских хозяйствах. Свекольная ботва и жом (отходы, остающиеся после отжима сока свеклы) были питательным кормом для скота. А.Д. Чертков отдавал его крестьянам даром. Дополнительное удобрение при возделывании свекловицы вело к повышению плодородия почвы, истощенной посевами зерновых.

Особо отметим, что А.Д. Чертков не чинил препятствия своим крепостным к освобождению за выкуп. Известно, что он отпускал своих крестьян на волю в 1831, 1834, 1834 годах. Показателен в этом плане пример деда известного писателя А.П. Чехова — Егора Михайловича Чехова (1798-1879). Его по приказу помещика обучили грамоте, затем определили на работу на сахарный завод. Он сумел дослужиться от рабочего до приказчика. Отходами от сахароварения откармливал своих и хозяйских бычков для продажи. По коммерческим делам Черткова Е.М. Чехов часто выезжал в Ростов, где устраивались грандиозные ярмарки. Он наладил надежные связи с купеческим миром Приазовья. А.Д. Чертков не только не запрещал, но всячески поощрял своих крестьян в предпринимательской и торговой деятельности. Когда Е.М. Чехов стал выкупаться на волю с семьей, у него не хватило денег на выкуп дочери Александры. А.Д. Чертков подумал, махнул рукой и сказал: «Так уж и быть, бери и ее в придачу». Так семья будущего писателя смогла выкупиться задолго до всеобщего освобождения крестьян.

Ольховатский сахарный завод в середине XIX в. по объему производства продукции считался самым крупным в Воронежской губернии. Уже после смерти А.Д. Черткова исследователь В.Г. Веселовский об Ольховатке писал: 1867 г. Ольховатка — одна из многолюднейших слобод Острогожского уезда. «Из промышленных заведений обращает на себя особенное внимание свеклосахарный завод, на котором выде-лывается ежегодно сахару на 60.000 р[ублей]. Завод этот принадлежит помещику Г.А. Черткову, на нем работают 10 мастеров и 400 человек чернорабочих <…>. Училищ в слободе 2, в них учащихся было в 1866 г. 89 мальчиков и 20 девочек». Стоит добавить, что свеклосахарный завод работает и сегодня.

Таким образом, А.Д. Чертков на века определил характер и направления экономического развития Ольховатского района Воронежского края.

 

Полную версию см. на КиберЛенинка ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *