Территория современного Кантемировского района была заселена в эпоху неолита — нового каменного века (V-III тыс. до н.э.) и активно осваивалась в бронзовом, раннежелезном веках, средневековье. Древнейшие поселения, могильники выявлены в Кантемировке и многих других населенных пунктах района в бассейнах рек Богучарка, Белая и на водоразделах.

В трёх могильниках у села Титаревка ныне изучены древние курганы. В выявленных погребениях и насыпях курганов обнаружено более 70 глиняных сосудов, каменные и железные орудия эпохи бронзы и средневековья.

В конце I тыс. до н. э. здесь проживали скифо-сарматские племена, во II в. — аланы. В IV в. через пролегавшие на этой территории степи прошли гунны, в VII в. — болгары. В VIII в. население края подчинили хазары. В Х-ХIII вв. с востока вторгаются печенеги, половцы, монголо-татары. Господство тюркоязычных кочевых народов продолжалось до XVI в.

До XVI-XVII вв. здешние земли были заселены донскими казаками. В этот период данная территория вошла в состав Российского государства; в придонских степях организована сторожевая служба. Экспедиция русских воевод князя М. Тюфякина и дьяка М. Ржевского в 1571 г. южнее современных границ Кантемировки установила пограничные знаки между Россией и Крымским ханством. С 1579 г. появляются станицы для наблюдения за степью на реках Толучеевой, Вороне и Богучарке.

С 1 сентября 1614 г. незаселённые территории по реке Богучарке воронежским воеводой сдавались в аренду для рыбной ловли и пушного промысла. Арендатором был воронежский стрелец Иван Шамаев.

Во второй половине XVII в. наряду с русскими поселяются украинцы (черкасы). С 1685 г. данной территорией владеют монахи Дивногорского мужского монастыря.

В 1716 г. в новочеркасских слободах поселяются казаки Острогожского полка. На реке Федоровке землями владели казаки Богучарской сотни.

Старший научный сотрудник Центрального государственного архива древних актов И.Г. Королева писала: «Слободская Украина (с центром в г. Ахтырке) состояла из пяти полков военно-административного характера — Ахтырского, Изюмского, Острогожского, Сумского и Харьковского — и была приравнена к губернии. Полки делились на сотни. Значительную часть населения в полках составляли украинские крестьяне (вольные черкасы), юридически считавшиеся свободными, но фактически находившиеся в зависимости (в подданстве) от казацких старшин, помещиков, духовенства и монастырей. По судебным и уголовным делам слободское население подчинялось властям соседней Белгородской губернии, что способствовало стремлениям русских помещиков к захвату казацких земель.

Землю Богучарских казаков пытался присвоить генерал-майор Алексей Иванович Тараканов, направленный царским правительством в 1732 г. на Украину для нового устройства слободских полков и строительства укрепленной Украинской линии.

В 1734 г. Тараканов «устроил» слободу Алексеевку (Таракановку) на речке Федоровке Богучарской сотни. По ярмаркам, ближним и дальним местечкам и слободам он разослал доверенных лиц, которые «кликали охотчьих людей селиться в новой слободе и быть в подданстве генерала, щедро суля выгоды и льготы». Из разных мест пришли вольные черкасы, построили дворы и распахали землю — это и была первая попытка образовать поселение на месте современной Кантемировки.

В Вотчинскую коллегию Тараканов донес, что в Белгородской губернии между реками Доном и Донцом, рядом с дачами (имением) капитана Ивана Павлова имеются «стены дикие и места порозжие, лежат в пусте, безпожиточно», и просил отдать эти земли ему в вотчину. Чиновники вотчинной коллегии имели весьма смутные представления об этих краях. Коллегия, опираясь на подтверждение Валуйского воеводы, указом от 30 сентября 1735 г. закрепила эти земли за Таракановым. Так, путем подлога, под видом пустых казенных земель, в Валуйском уезде получил генерал Тараканов девять тысяч четвертей Богучарской казачьей земли. Недолго владел генерал новой слободой. Тем временем в столице разобрались, что Тараканов и Павлов основали слободы на территории, которую царское правительство еще со времени восстания К. Булавина запретила заселять, — область, расположенную по соседству с землями войска Донского, куда стекались казацкая голытьба и беглые российские крестьяне — бунтарский люд, игравший немаловажную роль в антифеодальных восстаниях.

Указом от 13 мая 1736 г. царица Анна Иоанновна приказала Алексеевку и Павловку «разорить и оставить впусте», слобожан выслать на «прежние жилища», а Тараканова за самовольное поселение слободы на запрещенной территории придать военному суду. «И теми местами впредь никому не владеть и не селиться», еще раз подтверждалось этим указом прежнее распоряжение. 13 января 1737 г. Алексеевка была «разорена» специально посланной военной командой. (Павловка по ряду причин была оставлена).

Через пять лет, в 1742 г., изгнанные алексеевские слобожане возвратились и поселились снова в тех же местах, но пятью верстами ниже бывшей Алексеевки — при впадении речки Федоровки в реку Богучарку (т.е. на реке Мшивая, притоке речки Федоровка), возвели княжеский хутор — Константиновский. Ее жителей под свое покровительство взял Константин Кантемир. Он решил устроить имение на тех же землях, которые так неудачно пытался прибрать к рукам генерал Тараканов. Князь К.Д. Кантемир сначала служил в созданном им Молдавском гусарском полку (См. О происхождении названия Кантемировка).

6 февраля 1756 г. он был назначен главнокомандующим слободскими полками. У него не было иной недвижимости, кроме ветхого деревянного дома в г. Ахтырке — казенной квартиры, положенной ему по новой должности. Вскоре по приезде в слободскую Украину Кантемир построил для своих лошадей хутор на речке Нагольной. На постройку нового княжеского хутора сгонялось население Богучарской, Меловатской, Осиновской и других сотен Острогожского полка. На хуторе была построена деревянная Дмитриевская церковь, деревянный господский дом со службами, двор для управителя, скотный двор, конюшни, сараи для хранения сена. Дворы были обнесены тыном. Вокруг хутора ставили свои дворы поселяне — вольные черкасы, казачьи свойственники и подпоможчики, выходцы из разных слобод, привлеченные пятилетней льготой — освобождением от уплаты податей и от повинностей — и плодородными землями.

Полностью (40 дворов) переехала на княжеский хутор и слобода Таракановка. Константиновский хутор за короткий срок превратился в большую слободку, в которой уже в 1762 г. было около 100 дворов. Константин Кантемир действовал осторожно, добиваясь оформления Константиновской дачи на имя своей жены. При поддержке услужливых Острогожских старшин 14 июля 1758 г. была совершена первая подложная купчая, по которой Богучарские казаки, исконные владельцы этих земель, для нужд своих, исправления казацкой службы, якобы «добровольно» продали их Острогожскому ротмистру Федору Татарчукову за сто рублей. Семеро «лучших» (то есть богатых) людей слободы Богучар были неожиданно вызваны в город Острогожск, в дом сотника Сергея Куколевского, где их заставили «приложить руки» к бумаге, содержание которой они толком не поняли, а за них, неграмотных, расписался подпрапорный Семен Гарбузовский. Купчую срочно повезли в Харьков, где записали в крепостной конторе.

Через месяц, 12 августа 1758 г., Татарчуков «продал» ту же недвижимость, именовавшуюся «землями в Богучарской даче», секунд-майору Мандмилицкого Украинского полка Марку Лосеву за 150 рублей. Эта купчая была оформлена в Ахтырской крепостной конторе. И, наконец, 1 июля 1759 г. Лосев «уступил» свое имение, якобы за 300 рублей, жене князя К.Д. Кантемира. В числе свидетелей, подтвердивших, что это имение не выморочное и не спорное, были и поселившиеся на той земле деревни Константиновки черкасы: «прикащик» Андрей Киреев, «атаман и обывателей пять человек». В купчей имение представлено как расположенное не на Украине, а на Русской территории, потому Константиновка и названа деревней Валуйского уезда Белгородской губернии. Все три купчии были фиктивными. Князь К.Д. Кантемир любил свое имение, часто приезжал из Ахтырки в Константиновку, осматривал лошадей, другой скот и сенокосы, отдавал распоряжения своему управителю Михаиле Доброводзенскому. Однажды увидев, что на его лугах травы не уродились, он приказал скосить соседние луга Богучарских казаков. К. Кантемир принуждал жителей других слобод бесплатно выполнять для себя разные работы: косить сено, возить лес, строить новый дом в Ахтырке, брал с населения денежные поборы. Также поступали все полковые и сотенные старшины слободской Украины. Население не смело жаловаться на царского вельможу, полковое начальство, но вскоре полковые старшины, перессорившись между собой, стали слать в Петербург друг на друга доносы. Надменный и властный князь К. Кантемир не поладил с бригадиром Дмитрием Банческулом, капитаном слободского гусарского полка Страфиновичем и с некоторыми представителями казачьей верхушки. Толучеевский сотник Прокофий Коневецкий, сторонник Банческула, в своем доносе обвинил Константина Кантемира в фальшивой покупке земли у Богучарских казаков и самовольном поселении слободы Константиновки, использовании слободского населения в частных работах и в незаконном отводе своему адъютанту и любимцу Григорию Маркову земли в Богучарской сотне, на которой тот поселил слободу Марковку.

30 октября 1763 г. сенат учредил следственную комиссию о слободских полках, которая должна была рассмотреть дела о злоупотреблениях князя К. Кантемира, полковых и сотенных старшин. В следующем, 1764 г., К. Кантемир был отстранен от должности главнокомандующего слободскими полками и уволен в отставку. Манифестом от 28 июля 1765 г. вместо слободских полков создана Слободско-Украинская губерния. После реформ 1765 г. по новому административно-территориальному делению Константиновка отошла к Калитвянскому комиссарству Острогожской провинции.

По переписи 1763 г. в Константиновке было: вольных черкас — 319 душ (учитывалось только мужское население), свойственников и подпоможчиков всего 482 души. В том же 1763 г. слободы Константиновка и Марковка были приписаны к Богучарской сотне, а население их обязано было нести казацкую службу. Во время генерального межевания земель в 1774 г. в Константиновке насчитывалось 250 дворов с населением 2385 человек. Слобода лежала на большой дороге из города Калитвы в город Беловодск».

К концу XVIII в. в слободе проживало более двух тысяч человек.

Вот как об истории возникновения слободы рассказывается в настольной и дорожной книге для русских людей «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» под общим руководством П.П. Семенова, вице-председателя Императорского Русского Географического Общества и В.И. Наманского, председателя отделения Этнографии Императорского Русского Географического Общества, изданной в 1902 г. в Санкт-Петербурге:

«После неудачнаго прутскаго похода союзникъ Петра Великого кн. Дмитрий Кантемиръ, котораго царь не согласился выдать туркамъ, удалился въ Россию поселился въ Харькове.

Петр Великий пожаловал ему какъ въ нынешнемъ Севскомъ уезде Орловской губ., такъ и въ Воронежской украйне, обширныя земли, населявшиеся постепенно разнаго рода переселенцами. Князь Кантемиръ вздумалъ сделать изо всехъ пожалованныхъ ему имений майоратъ согласно закону о майоратахъ Петра Великаго, по которому учредителю майората, да и вообще владельцу его, предоставлялось выбрать однаго изъ сыновей, хотя бы и старшаго, для предоставлешя ему недвижимаго имения.

Старый князь Дмитрий Кантемиръ, умирая, предоставилъ по завещанию назначенie владельца майората императору, великодушию котораго былъ обязанъ своимъ достояниемъ, но при этомъ указывалъ на младшаго сына своего Антиоха, какъ на «лучшаго въ уме и наукахъ».

Нет сомнения, что решение въ его пользу далъ-бы Пётръ I, посылавыпй Антиоха Кантемира за границу для усовершенствования въ наукахъ, но великаго царя въ живыхъ уже не было, а Верховный Тайный Советь решил дело въ пользу старшаго сына Кантемира кн. Константина, при помощи его влиятельнаго тестя кн. Д.М. Голицына.

Это было въ 1727 году, но кн. Константинъ Кантемир долженъ был выдержать о наследстве майората со своей мачихой княг. Настасьей процессъ, проигранный имъ въ Сенате, но выигранный въ Верховномъ Тайномъ Совете в 1735 году. Вскоре после этого в 1742 году кн. Кометантинъ Кантемиръ безъ сомнения и основалъ на своихъ воронежскихъ земляхъ слободу, за которою и осталось навсегда двойное название Константиновки и Кантемировки».

Далее в книге рассказывается о том, что отсутствие должной оценки талантов и приобретенных князем Антиохом Кантемиром знаний сильно повлияли на его характер и дальнейшую жизнь. Неудачи и бедность раздражали Антиоха, и поэтому от нежной поэзии своей юности он перешел к сатире.

Однако князь Антиох Кантемир не остался в накладе. Таланты его все-таки открыли ему лучшую дорогу, чем получение майората: в 1731 г. он уже работал на важных дипломатических постах в Англии и Франции до самой кончины в 1744 г., между тем как наследникам Константиновки (Кантемировки) не посчастливилось.

 

См.: Кантемировка. По следам памяти. – Воронеж: Изд-во «Кварта», 2004. – 144 с.

1 Comment

  • ГН:

    Всё время хотят за уши притянуть неких украинцев. Знают же, что не украинцы, а черкасы. Украинцы появились при большевиках. Никогда жители Кантемировского района не представляли, что они украинцы. А после 20 века, задним числом, придумали украинцев и в Кантемировском районе. Так создаётся лживая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *