Современная городская культура немыслима без стрит-арта. Это направление искусства, которое еще недавно воспринималось как вандализм, находилось вне закона и существовало в подполье, сегодня стало мейнстримом. Многие уличные художники — Бэн-кси, Футура, Шепард Фейри, Рон Инглиш и другие — приобрели широкую известность; их работы обсуждаются по всему миру и выставляются в музеях, художественных галереях и на аукционах. При этом в стрит-арте можно видеть не только творческое самовыражение или развлечение, но и специфический язык, на котором коммуницируют уличные художники и с помощью которого они осмысляют и выражают острые социальные противоречия. Эти и другие аспекты стрит-арта рассматриваются в представленном обзоре. В нем также обсуждаются социально-политические эффекты уличного искусства и его роль в изменении городской среды. В связи с этим хотелось бы выделить три важных обстоятельства.

Арт-объект "Я люблю Воронеж"

Арт-объект «Я люблю Воронеж»

Во-первых, стрит-арт понимается достаточно широко, как коммуникативный фактор, принципиально изменивший то, что мы замечаем (и исследуем) в городской уличной среде. В ситуации «после стрит-арта», то есть с начала нового тысячелетия, мы оказались перед необходимостью заново посмотреть на всю систему современных городских изображений, на тех, кто ее официально и неформально производит, и на тех, кто ее с разной степенью интенсивности воспринимает.

Во-вторых, стрит-арт своим появлением достаточно чётко обозначил один из важнейших моментов в современном изучении и понимании городов: необходимость пристального внимания к соотношению глобального и локального. Стрит-арт глобален: он присутствует в любом мегаполисе, его каноны развиваются и изучаются заинтересованными лицами с помощью всемирной сети, его создатели знают работы друг друга и общие «актуальные тенденции», наконец, у него есть ряд универсальных проблем (например, проблема музеефикации; проблема экспонирования в галереях; проблема «аутентичности», если речь идет о работе не на улице; проблема доминирующей эстетики, встающей на пути социально острого и «неудобного» искусства, особенно в крупных формах). И в то же время стрит-арт локален: он вписан в конкретные конфигурации городской истории, социальных и экономических отношений, архитектурных форм и фактур, принципов реализации власти в каждом конкретном городе. Эта локальность, подчеркнутая индивидуальность городского ландшафта стрит-арта и его зрителей в каждом конкретном случае позволяет нам многое узнать о городе, особенно тогда, когда, отталкиваясь от стрит-арта и неформальных уличных изображений, мы начинаем смотреть на всю сеть публичной визуальной коммуникации.

В-третьих, и это достаточно важно, работа со стрит-артом, столь многоуровневым культурным феноменом, совершенно не позволяет оставаться в пределах какой-либо из узко понятых исследовательских дисциплин. Адекватное понимание ситуации с каждой работой неформального художника в городской среде требует учета множества разноплановых факторов и может потребовать от исследователя знания одновременно и этнографии локальных сообществ, и логики развития джентрификации в мегаполисах, и философии и эстетики современного искусства, и экономики и принципов законодательного урегулирования имущественных вопросов в конкретном городе. Это видно и по сегодняшним работам коллег: говоря о стрит-арте, географы ссылаются на работы социологов, культурологи обращаются к исследованиям лингвистов, урбанисты рассматривают современные процессы в контексте изменений не только истории города, но исторической культуры в стране, где этот город расположен. Изучение стрит-арта не терпит редукционизма и поспешности. В значительной мере по этой причине все три исследовательских текста, представленных в этом блоке, предлагают вниманию читателей результаты многолетних полевых наблюдений и междисциплинарного методологического поиска.

Сейчас можно довольно часто встретить в городской среде различные рисунки на поверхностях фасадов домов, железобетонных заборах, асфальте и т.д. Далеко не все они носят морально-нравственный характер и гармонично включены в городскую композицию. Однако существует ряд приемов художественного оформления архитектурных объектов с целью реорганизации пространства, увеличения его социокультурной значимости, создания цельного образа, снятия визуального и психоэмоционального напряжения горожан, в чем и проявляется синтез различных видов искусств в городской среде. Такой «городской дизайн» направлен, с одной стороны, на выделение принадлежности пространства доминирующей социальной группе, с другой стороны, на «соединение разнородных городских пространств в целостное образование». Рассмотрим ряд примеров использования художественных и дизайн-приемов, применяемых для преобразования городского пространства в объект искусства.

ЖИВОПИСЬ. Здания с пустыми монотонными фасадами, представляющими собой непрерывные полотна из строительных материалов, лишенные каких-либо выразительных элементов, декора, оконных проемов и т. д., являются часто встречающимся элементом среды многих городов. Подобные объекты, безусловно, создают напряженное поле, рождающее агрессию, страх, дискомфорт у зрителя. Однако именно эти поверхности оказались прекрасной основой для возрождения техники росписи по оштукатуренным поверхностям, широко применяемой в храмовом строительстве прошлых веков. В зависимости от окружающей среды «уличные» живописцы выбирают темы своих произведений, за счет чего возникают цельные гармоничные уличные структуры. Такое применение росписи стен домов можно подразделить на следующие типы:

— создание композиции фасада здания — декорирование фасада за счет росписи;

— имитация пространства — нарочитое создание эффекта отсутствия стены (преграды);

— использование фасада только в качестве холста для произведения живописи.

В первом случае живопись и архитектура «работают сообща», т. е. оба искусства направлены на единую цель по созданию законченного объекта городской среды. Художник учитывает структурные особенности сооружения, его морфологию, композицию. Во втором случае роспись применяется для «вуалирования» архитектуры, сокрытия ее от зрителя. За счет приемов живописи художники создают эффект проемов, пустот, открытых пространств, способствующих зрительному увеличению границ улицы (например, работы Эрика Грохе). В третьем случае живопись занимает лидирующее положение по отношению к архитектуре. Фасады служат лишь основой, на которую будет нанесена краска. В данном случае роспись создается ради самой себя, т.е. как продукт самовыражения конкретной личности художника.

ГРАФФИТИ. Это сравнительно новое направление в создании изображений на поверхностях архитектурных объектов (фасады домов, заборы, гаражи, веранды, асфальтовое покрытие и т. д.). Помимо особой техники рисования граффити интересны своим социально-философским содержанием. Такой подход стал естественной реакцией на ожесточение социокультурных отношений, отчуждение человека, агрессию города по отношению к горожанам.

Граффити на Дамбе воронежского водохранилища

Граффити на Дамбе воронежского водохранилища

Возникновение объектов и территорий, лишенных каких-либо семантических значений, приводит к тому, что человек воспринимает пространство как «чужое». Естественно, в таких условиях возникает либо агрессия, проявляющаяся как вандализм, либо страх — желание уйти, скорее покинуть данную территорию, либо потребность сделать пространство «своим», т.е. внести в среду какие-то знаки, символы, элементы, указывающие на принадлежность этого пространства. Граффити призваны «одушевлять» безликие городские территории. Они всегда авторские, индивидуальные, непохожие. Сложные композиции содержат не только жизненные сюжеты, но и шифры, гипертексты и подтексты. Это особый язык субкультуры, коммуникативный канал, способ самовыражения и общения, а также вполне возможный элемент декора архитектурных пространств. Однако надо различать профессиональные граффити и вандалистские надписи и рисунки.

Современные виды искусства и реклама в последние несколько лет стали тесно взаимодействовать, рекламная индустрия следит за новыми многообразными проявлениями современного искусства. И вот оно дополнилось урбанистическим направлением, которое успело захватить улицы и дома в мегаполисах по всему миру — стрит-арт или искусство городской среды. Стрит-арт (street-art с англ. «уличное искусство») включает в себя такие формы искусства, как граффити, трафареты и перформансы. В глазах общественности уличное искусство долгое время пребывало в статусе явления маргинального и ассоциировалось с вандализмом, и оно относилось к подпольному виду искусства. Постепенно развитие стрит-арта росло и его популярность тоже, в первую очередь, за счет распространения информации и фотографий в интернете. Большинство брендов стали задумываться о том, что продвижение через уличное искусство может стать успешным маркетинговым инструментом.

Современный стрит-арт ориентирован не столько на будущее, сколько на настоящее. Специфика этого вида творчества состоит в том, что художник отдает себе отчет во временности своего произведения: оно создается не для музеев и не для частных коллекций. Кроме того, количество стен и заборов в городе не беспредельно: произведение может быть закрашено конкурентами или же смыто городскими службами. В этом смысле стрит-арт — весьма недолговечное послание миру, что отчасти сближает его с перформансом, мини-спектаклем, которые ориентированы не на результат, а на процесс.

 

Источники:

Долгов А.Ю.. Стрит-арт как элемент уличного пространства и городской жизни. См. КиберЛенинка

Самутина Н., Запорожец О. Стрит-арт и город. См. КиберЛенинка

Витюк Е.Ю. Городская среда как арт-объект. См. КиберЛенинка

 

Мишина А.С. Стрит-арт в рекламной индустрии. См. КиберЛенинка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *