Крупнейшим центром культурных развлечений был театр. Театральные традиции Воронежа имеют давнюю историю. Любительский театр создали еще в 1787 году при доме наместника В.А. Черткова, а в 1801 году в городе уже действовала первая профессиональная труппа. Примерно с 1820-х годов шли представления в специальном театральном помещении, доныне сохранившемся на краю Никитинской площади. По преданию, эта местность была проклята первым воронежским епископом Тихоном, так как здесь проходили правёжи и казни, а во время Масленицы устраивались оргии, корнями связанные с языческим поклонением божеству Яриле. Тем не менее, благодаря театральному зданию в Воронеж все чаще приезжали профессиональные труппы.

Когда старое здание находилось в частных руках, оно имело два яруса и, по свидетельству современников, было тесно и неуютно. Публика страдала от неимоверной духоты, актёры часто простужались и хворали. Коридоры были узкими и низкими. Наконец, городское самоуправление в 1884 году приобрело и в 1886 году блестяще реконструировало театр, заняв 100 тыс. руб. в банке и у частных лиц. Отныне он стал называться Городским зимним театром. Здание вместило около 800 зрителей вместо 500 и обрело пышный внешний декор в старорусском стиле, хорошо известный нам по дореволюционным открыткам (теперь это старое здание театра драмы имени Кольцова). В 1887 году появился еще и Городской летний театр в саду. Однако городу принадлежали только сами здания двух театров, они сдавались в аренду антрепренёрам.

К концу XIX — началу XX века в городе действовали уже четыре-пять театральных площадок. Спектакли шли в зимнем театре, в летних театрах Городского сада и частного сада «Эрмитаж», позднее в Общественном собрании и его саду, в Народном доме, в саду Семейного собрания. Главный сезон продолжался с сентября до Великого поста. На семь недель театральные представления не допускались. Позже были сделаны некоторые послабления: зрелища запрещались на первой, четвертой и седьмой (последней) неделе поста, и театральный сезон мог продолжаться с интервалами.

Воронежский театр в середине XIX в. Рисунок-реконструкция В.П. Трофимова.

Воронежский театр в середине XIX в. Рисунок-реконструкция В.П. Трофимова.

В Воронеже выступало много знаменитых гастролёров: В.Н. Давыдов, М.Н. Ермолова, В.Ф. Комиссаржевская, Е.К. Лешковская, П.Н. Орленев и другие. Приезжали на гастроли и столичные труппы: московский Малый театр, петербургский Александринский. В 1880-е годы воронежский зритель познакомился с игрой малорусских актёров. Все представления украинской труппы приносили полные сборы: «Шельменко-денщик», «Наталка-полтавка», «Запорожец за Дунаем». Даже обитатели слобод Придачи, Чижовки и Ямской несли свои гроши в театральную кассу. Причины такого успеха крылись в талантливости исполнителей, в общедоступном репертуаре, а также в пениях и плясках, без которых не обходился ни один спектакль. Кроме драматических спектаклей, давали оперу и оперетту. Впервые оперная труппа побывала в Воронеже в 1886 году. Потом опера приезжала обычно с Великим постом.

Драматические спектакли шли в Городском зимнем театре и в Народном доме. Оперетта была предназначена в основном для развлекающейся публики и шла в летних театрах. Случалось, что за большую мзду на сцену допускались бесталанные любительницы, которые нанимали клаку (наемных хлопальщиков). Но понимающий зритель отворачивался от такого театра.

В зимнем театре с мая по сентябрь запрещали играть гастролирующим труппам, чтобы те не конкурировали с гастролёрами летнего театра. Но когда в 1910-х годах оба театра арендовал один и тот же антрепренёр — В.И. Никулин — подобная практика изжила себя.

Воронеж слыл театральным городом. Публика ценила, понимала и охотно посещала свой драмтеатр, обладавший высокой сценической культурой. Новые пьесы тщательно репетировались, актеры хорошо знали роли. Для репертуара было характерно жанровое разнообразие. На городской сиене в начале XX века шли все основные пьесы А. Чехова («Три сестры», «Иванов», «Дядя Ваня», «Вишневый сад», «Чайка»), многие произведения М. Горького («Мещане», «На дне», «Дачники»). В репертуаре были «Горе от ума» А. Грибоедова, «Снегурочка» и «Доходное место» А. Островского, «Униженные и оскорбленные» по Ф. Достоевскому, «Анна Каренина» по Л. Толстому, «Потонувший колокол» Г. Гауптмана, «Сирано де Бержерак» Э. Ростана. Отдавалось должное и модным тогда пьесам «Дни нашей жизни» Л. Андреева, «Ревность» М. Арцыбашева.

Увы, театр был доступен далеко не всем. Цены на билеты назначались чрезвычайно высокие, за исключением 200 мест на галерке. В 1880-х годах кресла партера первого ряда стоили 2,5 рубля, бельэтаж – 1-1,5 руб., амфитеатр — 1 рубль, литерные ложи бенуара 10 руб., галерея 1-й ряд -30 коп., ненумерованные места — 15 коп. Вне театральной сферы оставались широкие слои горожан. Это объяснялось, конечно, недостатком средств, но отчасти и свободного времени у большинства населения, да и отсутствием интереса к театру при дефиците культуры. Постоянными посетителями театра были только интеллигенция и учащаяся молодежь. Правда, в Народном доме все же можно было встретить и рабочего зрителя. Этот дом был наиболее отдален от центра города, обслуживал весь привокзальный район и Попов рынок, где городское и пригородное поселение состояло преимущественно из людей среднего достатка — чиновников и мелких железнодорожных служащих, а также из многочисленных мастеровых различных профессий и рабочих железной дороги.

Страстными любителями драматического искусства считались старшие семинаристы, которые нередко оказывались пострадавшими: духовное начальство не поощряло похождения в театр, а на некоторые спектакли не пускало. Не менее строго следило за гимназистами и реалистами школьное руководство. В конце ученического дневника были две страницы, расчленённые на бланки-билетики, на них инспектор по просьбе родителей или самого ученика выписывал разрешение с указанием дня, часа и названия пьесы. Дежурные надзиратели ходили по театрам и проверяли: нет ли их питомцев на спектаклях без разрешения. Чтобы попасть в театр, часто приходилось хитрить. Так, гимназист 1-ой мужской гимназии Леонид Вивьен, будущий известный актер и режиссёр, отправляясь с двумя товарищами на нашумевший спектакль «На дне», надел ушанку, шарф, очки и в таком виде пробрался на галерку, куда за гривенник пропускали капельдинеры.

Воронежский Народный дом. Начало ХХ века

Воронежский Народный дом. Начало ХХ века

У воронежской публики были свои артисты-любимцы. Устраивались бенефисы актёров, сборы от которых шли на их личные нужды. В 1910-е годы модная фотография Тираспольского изготовила и продавала карточки популярных воронежских актёров. Известен был в Воронеже и феномен фанатов. Представительницы прекрасного пола испытывали огромную симпатию к актёру Н. Синельникову. Он получал от своих поклонниц массу писем, записок, признаний. Одна девица на пари поцеловала Синельникова при публике в «Эрмитаже», другая, не получив ответа на свою записку, пыталась отравиться. Третья связала ему шарф, четвертая — вышила туфли…

В общественном быту Воронежа прочное положение занимали любительские спектакли и концерты. Они нередко носили некоммерческий характер и способствовали сплочению «образованного общества». Любительские кружки выступали в Народном доме, Общественном собрании, яхт-клубе и на других сценических площадках.

Любительские спектакли выявляли новые грани личности, будили творческую активность молодых людей. В молодежной среде стали довольно распространенными встречи в узком кругу на основе общности вкусов и духовных интересов. Ядро подобных союзов, как правило, составляли родственники, знакомые, друзья. В 1900-е годы группа учащихся из мужской гимназии, городского реального училища и Мариинской женской гимназии устраивала представления по пригласительным билетам в домах Перелешиных, Ковыряловых и других воронежцев. Примерно в 1914 году компания молодежи от 12 до 24 лет, группировавшаяся вокруг семьи инженера-путейца Ю.Я. Левенштейна, создала свой любительский кружок. Большая комната в квартире Левенштейнов, разделенная аркой на две части, в дни спектаклей превращалась в сцену и зрительный зал. Костюмы брали напрокат в театре. Зрителями были знакомые и родители всех участников представления, иногда присутствовал кое-кто из директоров и владельцев частных гимназий. В основном здесь ставили водевили. Премьерой кружка стала популярная пьеса-памфлет на образование в средней школе — «Иванов Павел».

В конце XIX века существовал любительский кружок и при 1-ой мужской гимназии. Ставили спектакли под руководством преподавателя литературы и актёра театра. В них участвовали гимназисты и гимназистки. Декорации изготовляли гимназисты, а реквизит и парики брали в театре. В репертуаре были «Горе от ума», «Ревизор», комедия В. Тихонова «Через край». Спектакли обычно приурочивались к праздникам и шли в актовом зале гимназии перед родителями и другой благожелательной публикой.

 

Попов П.А., Фирсов Б.А. Старый Воронеж. Из истории городского быта XVIII – начала XX века. – Воронеж: Центр духовного возрождения Чернозёмного края, 2009. – 328 с. (С.268-271).

1 Comment

  • Лидия Леонова:

    Я- правнучка инженера-путейца Юлия Яковлевича Левенштейна. По отцу мой прадед Леонов Ефим Петрович, священник, бабушка — Кира Юльевна Левенштейн, дедушка- Леонов Борис Ефимович. По матери дедушка — Васильченко Василий Илларионович, до революции работал уездным землеустроителем в Воронеже, потом профессор, — работал в Харькове, Белоруссии, Латвии. К сожалению, я не смогла узнать, где в Воронеже похоронен прадед Ю.Я.Левенштейн, найти сведения о работе В.И.Васильченко землеутроителем губземотдела.
    Нужен совет, куда обратиться в Воронеже.
    С уважением, Лидия Николаевна Леонова, заместитель главного редактора журнала «Земля Беларуси»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *