Чернавский рынок. Конец XIX века.

Чернавский рынок. Конец XIX века.

Рынок всегда оперативно снабжал горожан всем необходимым из «первых рук». Обратимся сначала к «Описанию Воронежского наместничества 1785 года». Вот как отвечало оно на вопрос о том, в чем заключается торговля купцов Воронежа:

«Отправляют к портам: Санкт-Петербургскому — сало, воск, щетину, русаков и пенку, скупая то у сельских поселян, так же и у своих собратий, которыя покупают, ездя по селам и у приезжающих на торги в город сельских жителей… к Таганрогскому и Херсонскому отвозят сверх железа, масла коровьяго и икру паюсную, получая икру по реке Волге из мест от Царицына до Астрахани лежащих, масло коровье от сельских жителей, а железо из Москвы и из прочих мест, так же и из железных заводов. Из портов же в обрат привозят: из перваго — сахар, кофе, виноградаыя вина, брусковую краску, квасцы и прочее, а из последних двух портов более променом на отвозимое ими получают беломорский вина и овощи, что все продают как в самом городе, так и по разным местам Российской империи…

Отпускают в Сибирь и в разныя места по Оренбургской линии сукна иностранный и российския и прочее, получая оные из Москвы и из других мест и своих фабрик. А оттуда привозят пушныя товары, лисицы, волки и корсок…

Скупают хлеб, которой отправляют водяным путем на бударах… в Черкасск, крепость Святаго Димитрия Ростовскаго, Азов, Таганрог… Торгуют в лавках: одни парчевыми, шелковыми, шерстяными и бумажными товарами, чаем, кофьем, сахаром, галантерейными вещьми и прочими товарами, покупают оныя в Москве и по малороссийским ярмонкам… Другие железом и вещьми железными, конскою упряжью, обувью, деревянною посудою и прочим, а получают оное из Москвы, Ярославля, с Лебедянской Троицкой ярмонки и из железных заводов…»

До реконструкции города по регулярному принципу, до середины 1770-х годов, историческим рыночным местом была площадь с деревянными торговыми рядами в районе Пятницкой церкви (старый храм частично уцелел на улице Кости Стрелюка). Эта местность была «исконно торговой» с тех времен, когда поблизости стояла военная крепость. Во всех русских городах главная рыночная площадь возникала вблизи крепостных стен. Крепость XVI—XVII веков возвышалась на прибрежных холмах, в районе современного главного корпуса Воронежского университета. К северу от нее, на ровной нагорной местности, зародилась рыночная торговля. Там она продолжалась и в XVIII столетии, когда на месте бывшей крепости сложился духовный центр города с главным городским собором (в 1836 году здесь был открыт Митрофановский монастырь). Краевед XIX века А. Шишкин писал, что до 1774 года Воронеж еще не имел большой торговли, но тем не менее по проулку, шедшему от собора к Пятницкой церкви, «были лавки красного товара, где продавались кумач, тафта, камка, жемчуг, китайка… Тут был самый прилив женского населения, которое выбирало наряды, получало слухи и т. д.». От Пятницкой площади ряды тянулись дальше, «где шли уже товары грубого сорта: кожевенные, мыловаренные, медь, чугун, обувь, шерсть, бичева, колокола, посуда и т.д.». «Именитые, древнейшие купеческие фамилии Воронежа, как-то: Титовы, Кривошеины, Клочковы, Гарденины, Сидельниковы, Молоцкие, Тулиновы, Елисеевы и прочие — имели здесь свои обширные помещения», в их руках и держалась, «главным образом, вся оптовая и розничная торговля». Особенно славились лавки «красного товара» (то есть с материями) купеческой семьи Кривошеиных.

Девицкий рынок (Девичок) в 1920-е годы.

По генеральному плану 1774 года главные рыночные площади с капитальными каменными рядами-лавками были устроены на оси новой торговой улицы — Большой Московской, или Новой Московской (теперь Плехановская). Эту историю воскрешают планы города, хранящиеся в центральных архивах России. Недалеко от своего начала Новая Московская пересекала Гостиный двор, где торговали привозными товарами, в том числе одеждой (позже эту площадь назвали Круглыми рядами — по форме лавок). Дальше, в центральной части, улица проходила через целый комплекс главных торговых мест и площадей. Ядром служил ансамбль торговых рядов, заключенный между улицами Острогожской (ныне Пушкинская) и Малой Дворянской (Ф.Энгельса). Ряды составляли на плане незамкнутый, распадавшийся на четыре Г-образных элемента прямоугольник. Кирпичные ряды состояли из отдельных лавок-секций, которые строили, стыкуясь с соседями, частные торговцы — купцы и мещане. Поэтому ансамбль создавался с трудностями, не сразу, а постепенно, до рубежа XVIII и XIX столетий. По данным 1799 года, в Овсяном, Свечном, Железном, Рыбном, Щепном, Дегтярном и других центральных рядах города насчитывалось 255 лавок-ячеек, а на рубеже XVIII и XIX столетий ансамбль расширяли. Внутри главного торгового прямоугольника выстроили новый собор — Троицкий, или Смоленский (в 1836 году он станет кафедральным). По бокам от центральной прямоугольной части площади простирались ещё два симметричных, обширных и прямоугольных на плане, рыночных пространства.

И вплоть до революционных времен основные воронежские рынки размещались именно в этой верхней части города, на больших площадях. Название Конной площади (позже Староконная, ныне — пл. Ленина) происходило от торговли лошадьми, которую здесь вели до второй половины XIX века. На Хлебной площади (ныне здесь крытый рынок) торговали зерновыми и мучными товарами, на Щепной (территория НИИ связи) -различными деревянными изделиями.

Хлебная площадь имела обширное пространство, свободное от лавок, и вмещала до трех тысяч подвод. В начале XX века случалось, что крестьянские возы с товарами заполняли не только всю площадь, но и прилегающие улицы. Со временем площади обрастали новыми сооружениями, старые лавки модернизировались, что разрушало целостный ансамбль.

В отдалении от центральных площадей находились: старая, существовавшая еще в середине XVIII века, Мясная площадь (ныне Советская), где торговали мясом, и относительно новая Сенная площадь (территория Центрального стадиона профсоюзов), куда везли на продажу сено и фураж.

В меньших размерах торговля велась на Девиченском рынке (около Покровского Девичьего монастыря, на нынешней ул. Сакко и Ванцетги), на Поповом рынке (на изломе улицы Степана Разина, этот рынок был прозван в глубокую старину от нескольких домов священников), на Чернавском рынке (на берегу реки, возле одноименного моста), на Монастырской, или Митрофановской, площади (возле Митрофановского монастыря).

Каждый крупный рынок работал все семь дней в неделю, но каждый имел свои особые «базарные дни». В целом в губернском центре, по данным «Памятной книжки Воронежской губернии на 1909 год», базарными днями были среда, пятница и воскресенье. За места, отведенные на рынках, надо было платить в местную, муниципальную казну. К тому же некоторые торговые ряды принадлежали городскому самоуправлению, и город имел постоянные доходы от сдачи их в аренду. Наиболее приметными были так называемые общественные галереи. Однако в базарные дни, во время наплыва возов с «сельскими произведениями», денежные сборы с крестьян не взимались.

Щепной рынок в 1920-е годы.

Щепной рынок в 1920-е годы.

Помимо лавок торговали со столов, лотков, палаток, имевших клеенчатые или рогожные навесы. Судя по материалам областного архива, с 1870-х годов городские власти прочно взяли организацию рынков и надзор за ними в свои руки. Торговые места и помещения на базарных площадях сдавались в аренду I публичных торгов. Это была весьма доходная статья городского бюджета, только в 1906 году она дала около 34,5 тысячи рублей. Арендатор, внеся годовой взнос в городскую кассу, получал право беспрепятственно вести торговлю.

Из-за вечно тощей городской казны самоуправление имело большие проблемы с реконструкцией так называемых «общественных галерей». Они стояли поблизости от Смоленского собора, их насчитывалось четыре, и их отдавали в аренду под дешевые заведения — лавки, лотки, трактиры. В народе ходило множество рассказов и баек о здешних происшествиях, а для городского управления галереи были большой головной болью. «1-я общественная галерея» с примитивной столовой — знаменитая «Обжорка» — впервые была выстроена еще по плану 1787 года, но не так, как следовало. По словам наместника В.А. Черткова, вместо каменного здания были «поделаны деревянные шалаши… делающие безобразие». Позднее галерея обрела более прочный кирпичный вид, но к улице оказались обращенными примитивные помещения — навесы из рогож и железа, опирающиеся на каменные столбы. В 1880-х годах «Обжорку» несколько облагообразили, перестроили в одноэтажное здание с башенками и трактиром внутри, но оно вскоре обветшало, а простонародный трактир, как писал в своих мемуарах В.Г. Веселовский, «превратился в арену подвигов отброса городской жизни». В 1910 году комиссия городской Думы, созданная для упорядочения торговли на площадях, заключила, что пресловутая «Обжорка» «представляет собой зловонную отвратительную клоаку, приют оборванцев и проституток» и что совершенно невозможно ее дальнейшее соседство с кафедральным собором. В 1914 году началась перестройка галереи в виде красивого двухэтажного торгового корпуса — по проекту городского архитектора М.Н. Замятина, но из-за кризиса военного времени работы затянулись до 1917 года.

Для городского обывателя базар ассоциировался с изобилием. В оборот были включены самые разнообразные продукты, вплоть до деликатесов: лимонов, апельсинов, винограда. Ассортимент зависел от сезона. Мясо в больших количествах обычно продавалось осенью, рыба — в пост, яйца и творог — перед Пасхой. На разнообразие товаров влияли и занятия местных жителей. Из пригородных слобод Придачи и Чижовки привозили сапоги, чулки, варежки, капоты, из сел Нижнедевицкого уезда — добротный холст, из Новохоперского — телеги, дуги, бочки, сундуки, из Задонского — глиняную посуду, из Коротоякского — ковры. Валенками славился хутор Зацепина близ Землянска.

При рыночном изобилии не были редкостью недоброкачественные продукты. От продавцов еще не требовали медицинских книжек, но в конце XIX века уже был санитарный контроль. Продаваемый скот подлежал ветеринарному осмотру. В 1900 году для проверки качества продуктов устроили «микроскопическую» лабораторию на Хлебной площади. За торговлю несвежими сельдями, испортившимися яйцами или разбавленной сметаной штрафовали.

Большим злом считалась деятельность перекупщиков, окруживших город и старавшихся не допустить крестьян до базарных площадей. Купленные по дешевке продукты они продавали втридорога. Вздорожание побудило городскую Думу принять в 1891 году постановление, которым запрещалась покупка в черте города ржаной муки, рыбы, мяса, молочных продуктов, яиц, овощей и фруктов для перепродажи. В 1910 гаду Дума учредила должности городского базарного старосты и его помощника, так как базарные площади к этому времени стали чрезвычайно стеснены и загрязнены.

Существовало немало способов обмануть покупателя. Продавец, пользуясь незнанием и ненаблюдательностью клиента, ставил гири меньшего веса. Это обвес «на нахальство». А был обвес «с подходом», когда бралась масса продукта, большая против спрошенного количества, и с легким толчком бросалась на весы. После этого продавец отрезал ножом на весах излишнюю часть, усиленно нажимая. Торговцы часто имели неверные гири и весы. Метрическая система мер не пользовалась популярностью, да она была и не обязательна, поскольку в ней мало кто разбирался. Городская Дума во избежание злоупотреблений запретила иметь в торговых местах десятичные весы. В ходу были больше фунты, пуды и другие старые меры. Чтобы приучить народ к граммам и килограммам, потребовалось много усилий и времени, это осуществилось лишь в 1920-1930-е годы.

На рынке цены на все товары были значительно ниже, чем в городских магазинах и лавках. Тем не менее все обитатели рынка исповедовали принцип «купить дешевле, продать дороже». Торговля — своеобразный ритуал с долей развлечения и азарта. Даже названия денег имели свой аромат: медная монета в полкопейки называлась «полушка» или «грош», в три копейки — «алтын», серебряная в 10 копеек — «гривенник». Рублевую бумажку звали «целковым», десятку — «красненькой». Сторублевая сначала называлась «радужная» за свою бледно-разноцветную окраску, а позже именовалась уже «Катенька» — из-за портрета Екатерины II. Так и говорили между собой: «две «Катеньки», «три «Катеньки».

В XVIII и XIX столетиях общим для всех рынков был принцип деления на ряды, где размешалась торговля однородными товарами. Однако к началу XX века, с развитием частной торговли и с теснотой базарных площадей, строгой специализации рыночных площадей уже не было.

Существовали такие площади, где торговля тем или иным товаром длилась долгими десятилетиями. Например, на Хлебной площади — хлебом. Напротив, некоторые виды торговли переносили с течением временем с одной площади на другую, пытаясь упорядочить их. Например, в 1871 году продажу глиняной посуды перенесли из центра города на окраинную Сенную площадь, а в 1892 году Толкучий рынок (или, попросту, «толкучку», «толпу»), находившую возле Смоленского собора, перевели на Староконную площадь. Самый же нужный товар — различные продукты — продавали на многих рынках. Ближе к революции на одной площади часто можно было купить самые разнообразные товары. Так, Мясную площадь окружали мясные ряды, но в ее центре продавали строевой и дровяной лес, уголь, доски. В 1907 году, когда выдвигали план установить на этой площади памятник И.С. Никитину, «Воронежский телеграф» писал: «А пока что мы продолжаем покупать на Мясной площади дрова, капусту, принюхиваться к запаху провонявшей рыбы и созерцать огромные кучи сваленного и несвезенного навоза — соперника по аромату провонявшейся рыбы». Другой пример: гончарные изделия предлагали и на Староконной, и на Девиченской площадях.

Продажа главных съестных припасов, помимо Хлебной площади, сосредоточилась на Щепной — в 1870-е годы городское самоуправление определило там места для торговли многими продуктами (овощами, фруктами, мясом, птицей), для чего построило 11 павильонов-балаганов, принадлежавших городу. В 1879 году там же, в специальной галерее, поставили новые главные городские весы (производства американской фирмы «Фербенкс»). Власти решили ликвидировать на этой площади тележную и санную торговлю, но некоторые непослушные торговцы, не боясь полиции, все же продолжали продавать и телеги, и сани, и тем самым сохранили название «Щепная площадь».

Рынки часто определяли характер окружающей застройки. По нескольким сторонам Щепной и Хлебной площадей тянулись постоялые дворы и гостиницы с трактирами и харчевнями. До наших дней сохранился обширный архитектурный комплекс бывших гостиничных зданий.

В советское время базарная торговля поутихла. Первым закрылся Хлебный рынок, так как торговля хлебом перешла к государству. Только в годы нэпа базарные страсти временно вернулись в город. Дольше всех продержался старый продуктовый рынок на бывшей Щепной площади: до открытия в 1972 году крытого Центрального рынка на прежней Хлебной площади.

Сегодня базарная торговля вновь идет полным ходом, хотя проблемы все те же: неважное санитарное состояние торговых мест, фальсификация товаров, уклонение от платы за право торговли, появление мошенников… Но, несмотря на это, мини-рынки облегчают жизнь простых воронежцев.

 

См.: Попов П.А., Фирсов Б.А. Старый Воронеж. С.141-146.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *