Расскажем о языческих верованиях славянского населения последних веков 1 тысячелетия н. э. в Воронежском крае. Славяне носили при себе амулеты — предметы, которые должны приносить удачу и охранять владельца от бед и несчастий. Большинство амулетов было изготовлено из костей животных, на которых они охотились (бобры, косули). Амулеты носили на поясе или в ожерельях вместе с украшениями. Особенно интересны амулеты из астригала косули, клыков медведя и лисицы. Любопытны металлические, солнечные амулеты с головками коня — как символ счастья, добра, благополучия. Были у славян святилища, где приносили жертвы богам. Такое обнаружено у села Нижний Воргол в Елецком районе Липецкой области.

Славяне сжигали трупы умерших и насыпали курганы. Сожжение происходило при большом стечении народа, под музыку, сопровождающую веселье по поводу милости, оказываемой умершему богом. С погребального костра собирали остатки кремации человека и животных и помещали в глиняный сосуд (горшок, миску), потом ставили в погребальную камеру. Сюда же приносили сосуды с пищей и питьем. Курган насыпали «всем миром». Во время насыпки горшки разбивали, а черепки разбрасывали по насыпи. Возведя часть насыпи, сжигали на ней хворост, отдавая дань огню. Вокруг кургана образовался неширокий ровик, из которого брали землю. По окончании в ровике сжигали костры в память о покойнике. Завершался ритуал поминальной тризной, по-летописному «стравой». Когда умирали другие члены семьи, все повторялось сначала. С той лишь разницей, что камера и насыпь были готовы, отодвигали камень или плаху от входа, ставили новый сосуд с костями, зажигали поминальные костры.

Славянские памятники Подонья не отличаются богатством и числом. Их поселения в бассейне Дона в конце X века, а некоторые несколько позже пустеют, жизнь на них замирает. Учёные утверждают, что под ударами набегов кочевников славяне ушли на Среднюю Оку, где в XII веке процветало Рязанское княжество, и на Волгу в район Волжской Болгарии. Жизнь на славянских поселениях, замершая почти на 1000 лет, долго не возрождалась.

В середине VII века н. э. на развалинах Тюркской империи в результате длительной борьбы за власть между различными племенами и народами на территории современного Дагестана, Прикубанья, в Приазовских степях и в Северном Причерноморье сложилось одно из первых феодальных государств в Восточной Европе — Хазарский каганат, который на протяжении более 2-х столетий играл значительную роль в истории народов Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа. Сами хазары — небольшой по численности народ, кочевники-скотоводы.

Хазарский каганат — воинственное государство, отличалось бесчисленными грабительскими набегами на ближайшие к ним народы, походами в Закавказье. С хазарами считалась и Византия, стремясь найти в них союзника в борьбе с арабами. В этом были заинтересованы и хазары, которые чувствовали угрозу со стороны арабских завоевателей, рвавшихся на Северный Кавказ. Почти 40 лет — с конца VII века до 30 годов VIII века шли с переменным успехом арабо-хазарские войны. Многие хазарские города неоднократно подвергались арабскому нашествию. Для некоторых народов Северного Кавказа, в частности алан, они оказались с тяжелыми последствиями. Аланы — оседлое население. Они ушли на север и осели на удобных прибрежных холмах в верховьях Дона и его притоков. Аланы и увлеченные ими болгары устремились на север, навстречу славянам, которые почти одновременно двинулись из Поднепровья в бассейн Дона, точнее реки Воронеж. А чуть позже сюда же на Дон пришли с Верхней Оки и славяне-вятичи.

Алано-болгары, а вместе с ними и хазары вплотную подошли к славянским землям. С этого времени хазары устанавливают свое экономическое господство в виде дани над отдельными восточнославянскими племенами. Крепнувшее Древнерусское государство освобождалось от хазарской дани. А донские вятичи освободились от дани лишь с упадком и гибелью самого Хазарского каганата. Почти 100 лет хазары, построившие крепости на Тихой Сосне и Северском Донце, контролировали торговые пути по крупнейшим восточноевропейским рекам, взимая огромные пошлины с товаров и дань с донских славян. Своеобразной пограничной заставой было Маяцкое городище, где начались археологические раскопки. По мнению венгерских ученых, много в культуре древних венгров явилось результатом их тесных контактов в Подонье с аланами и болгарами.

Маяцкое городище объединило интересы специалистов разных стран и научных направлений, так родилась Советско-Болгаро-Венгерская археологическая экспедиция, которая в течение семи полевых сезонов вела исследование крепости, прилегающего селища и обширного могильника, расположенного на юго-восточных склонах мыса. Архитектура крепости испытала влияние византийской. Многое поведали стены крепости, и самое удивительное — это рисунки и надписи на меловых камнях-блоках. Их несколько сотен. Рисовали воины, которые несли службу в крепости. Рисунки характеризуют социальные отношения населения Маяцкой крепости. Крепость — это феодальный замок, внутри которого в цитадели жил со своими домочадцами и слугами наместник кагана из числа алан или болгар.

Наиболее типичны для селища полуземляночные жилища, очень похожие на славянские. Золу — предмет почитания и поклонения — складывали в специальных местах. Здесь найдены серпы, жернова, очаг для просушки зерна перед помолом, путы для лошадей. В погребениях обнаружены кости диких (94,6%) и домашних животных (6%).

Один из предполагаемых металлургических центров открыт на Полянке близ Верхнего Мамона. Здесь обнаружено 10 сыродутных горнов, один из которых раскопан с остатками железного шлака. Посуда очень отличалась от славянской, так как изготовлялась на гончарном кругу. Плавильные мастерские устраивали в укромных местах, чтоб сохранить секреты мастерства, так же поступали гончары.

Народы Хазарского каганата, в том числе жители Маяцкого городища, были язычниками. Лишь каган (феодалы) принял иудейскую религию. Верили в различные божества. Ибн-Фадлан, арабский путешественник, писал: «Верование их таково, что у дня и ночи, и ветра, и дождя, и земли, и неба — у каждого в отдельности — есть «бог», но «бог» неба больше, чем остальные».

Жизнь здесь остановилась в середине X века. Причиной явились печенеги и усилившаяся внутренняя вражда между отдельными группами населения Хазарского каганата. Но окончательно разгромил его князь Святослав, который в 965 году разорил центры каганата — Итиль на Волге и Саркел на Дону, на месте которого возник русский город Белая Вежа. Окские вятичи были присоединены к Киевской Руси, они перестали платить дань хазарам. В 60-е годы X века Маяцкая крепость потеряла свое значение. Часть населения бассейна Дона, вступив в борьбу с печенегами и русскими, погибла. Другая влилась в ряды печенежских орд, часть ушла в Волжскую Болгарию.

История XI — первой половины XIII века оставила мало письменных свидетельств. Подробнее летописи повествуют о кочевавших в бассейне Дона половцах, арабы и персы называли их кыпчаками, византийские историки — куманами.

Половцы хоронили умерших на спине с вытянутыми вдоль тела руками, головой на север или запад. В погребениях находят ножи, ножницы, кресала, височные кольца, бронзовые зеркала, серьги в форме знака вопроса. Рядом захоронения лошадей. Дикие половцы обитали в бассейне Среднего Дона, включая и левобережье реки Воронеж. Они участвовали в междоусобных войнах русских князей.

Па высоких, заметных издалека курганах, сооружавшихся задолго до появления в степных краях половцев (в эпоху бронзы и раннем железном веке), установлены половецкие каменные изваяния. Половцы превратили курганы в святилища, где совершали жертвоприношения животных, а иногда и людей. Почти 200 лет половцы были господствующей силой в южнорусских степях и прилегающих районах лесостепи.

Период с конца XI и до XV века на Руси характеризуется феодальной раздробленностью. Как пишет академик Б. Л. Рыбаков, к началу нашествия монголо-татар на Руси было около 50 княжеств, и дробление их продолжалось, многочисленные кровопролитные войны разоряли население.

В то же время период с конца XI — начала XII веков характеризуется ярким расцветом русской культуры, бурным ростом городов, освоением новых земель в бассейне Дона, в основном по р. Воронеж. Это так называемые бродники, о которых упоминают русские летописи. Среди них были не только русские. Их поселения обнаружены на Дону, в низовьях Воронежа, Битюге. Их поселения были небольшими, без укреплений.

В последнее время многие краеведы пытаются найти летописный «Вороножь» (Воронеж, Воронаж) в XII столетии, помещая его то в Липецкой области (Романово городище), то в Воронежской (Семилуки). По мнению А. В. Кожемякина, Воронежа никогда не было.

В 1177 году произошла битва на Колокше, в ходе которой рязанцы были разгромлены владимирским князем. Избежать плена удалось лишь князю Ярополку Ростиславичу. Узнав об этом, недовольные владимирцы подняли против своего князя мятеж и в ультимативной форме потребовали, чтобы тот им представил князя Ярополка. Князь уступил им и потребовал выдачи Ярополка от рязанцев. Последний решил бежать от них, не принимаемый ни в одном из городов княжества. В условиях ранней весны, в марте, беглец не имел возможности запастись продовольствием и кормом для лошадей и вынужден был убегать от преследователей — рязанцев.

А. Д. Пряхин полагал, что на месте Семилукского городища находится «Воронежь», не учитывая того, что в истории еще не было аналога, чтобы город находился на одной реке, а назван был именем другой. Кроме того, нельзя было князю Ярополку за несколько дней преодолеть путь в 400-450 километров.

Как считает В. П. Загоровский, «Вороножь» был основан переселенцами поселка Воронеж Сумской области. Установлено, что тот был основан после Деулинского перемирия 1618 года как небольшой хутор на месте непроходимых лесов. На его территории имеется лишь несколько курганов раннего периода и отсутствуют городища. Поэтому он не мог играть в истории сколько-нибудь существенной роли. Общее между ними лишь в созвучии названий: украинский Ворониж, летописный Вороножь — русское Воронеж. Таким образом, гипотезы В. П. Загоровского и А.Д. Пряхина не имеют под собой достаточно оснований, не говоря об отсутствии городищ в XII-XIII веках. Очевидно, упоминаемый в летописи «Вороножь» относится к верховьям реки, откуда путь шёл в южнорусские степи, где находились половцы, сородичи которых потерпели поражение на Колокше. Не исключено, что бегство Ярополка Ростиславича на юг было связано с его стремлением вовлечь половецкие орды в междоусобную войну с Владимиром и укрепиться в Рязани”.

В Никоновской летописи рассказывается о событиях 1237 года. Русская дружина потерпела поражение, и в этом же году пала Рязань и другие города. Началось нашествие монголо-татар на русские земли.

На территории Верхнемамонского района археологическая экспедиция Воронежского государственного педагогического университета, руководимая профессором кафедры отечественной истории А. Т. Синюком, в 1984-1985 годах обследовала остатки более 40 древних поселений и могильников. Не всегда учёным удавалось определить возраст культурного слоя. Но многое из собранного материала было отнесено к эпохам железа и бронзы II —I тысячелетий до н. э. Тогда здесь кочевали и жили индоиранские племена скифов.

Жители нашего и других районов находили и передавали в музеи предметы быта, охоты и войны эпохи камня: кремневые скребки, наконечники стрел и копий, каменный молоток.

В IX веке нашей эры Подонье до реки Тихая Сосна входило в состав Хазарского каганата. Хлынувшие в середине XIII века татаро-монголы покорили половцев и, разорив Подонье, образовали ханство Золотая Орда. Долгое время Подонье представляло собой дикое поле, где не было оседлых жителей.

См.: Сыроватский Н.И. Отчий край. – Воронеж, 1996. – 628 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *