Керамические изделия занимают в истории Воронежского края значительное место — в производстве, торговле, быту. Воронежцам всегда были нужны недорогие, но качественные и долговечные товары из обработанной и обожжённой по специальной технологии глины — им требовалась посуда и утварь, кирпич и игрушки. От примитивных ремесленных мастерских в Воронеже появлялись производства кафельной и метлахской плитки, изразцов и декора.

Еще в 50-х годах ХVII века Патриарх Никон решил заменить дорогостоящий природный камень керамическими изразцами при строительстве храма близ р. Истра. Замечательные мастера Игнатий Максимов и Степан Иванов вели работы под руководством опытнейшего ценинных (так в то время называлось изразцовое производство) дел специалиста Петра Ивановича Заборского. Их работа восхищала всех, кто видел это уникальное творение. Непрозрачные стекловидные эмали изразцов на солнце искрились такой удивительной гаммой красок, что затмевали красоту полированного мрамора. С этой поры начинается на Руси расцвет искусства изразца и кафеля.

В статье В.И. Дьяковой и В.И. Хитровой, опубликованной в журнале «Филологические записки» № 2 за 1994 год, «Быт и нравы воронежцев в старинных документах. Жилые постройки» мне попались интересные строки прямо в эту тему. Авторы обратились к документам Центрального государственного архива древних актов: «В одном из документов начала ХVIII в. при описании большого зажиточного двора сообщается об особых комнатных печах – грубах: «В той же светлице…груба кафленая обрасцовая зеленая в ней заслон чюгунной». О цветовой гамме керамики того времени в Воронеже поведал в своих трудах замечательный исследователь народных промыслов Воронежского края П.Д. Пономарев, который делает следующий вывод: «Еще в ХVI-ХVII вв. наряду с чернолощеной керамикой довольно широкое распространение в крае получила разноцветная глазуровка изделий излюбленными в нашем народе зелеными, желтыми и бордово-коричневыми цветами».

Изразец для дома

На Чижовке в 1790 году уже было открыто небольшое предприятие братьев Кудряшовых. Иван Николаевич и Семен Николаевич Кудряшовы жили в собственном доме в нагорной части Селивановой горы и как предприниматели занимались различными торговыми делишками, от чего сколотили небольшой капиталец. При своем доме они и решили организовать изготовление поливных и неполивных изразцов, спрос на которые возрастал, а в Воронеже они были все больше завозные, что сильно удорожало продукцию. Попробовав для изготовления этого вида керамики местные глины, братья убедились в их пригодности к осуществлению задуманного и приступили к делу. Украшенные рельефным и расписным орнаментом уже самые первые образцы привлекли покупателей своей дешевизной и мастерством исполнения. Слух о необыкновенных изразцах, изготовляемых в Воронеже, прокатился по всей империи, и, как писала газета «Воронежские губернские ведомости» в 1850 году, они не раз «были аттестованы начальством многих губерний России».

Но судьба распорядилась так, что в памяти поколений более известен завод братьев Поповых, построенный вновь в 1840 году и перешедший к ним в наследство после смерти хозяев. Наследники владельцев завода Илья Иванович и Василий Иванович Поповы сумели продолжить дело своей семьи и с 1847 года начали новый этап в развитии важного для строительства производства – высокохудожественных изразцов. Заказы на эти изделия шли в достаточной мере для развития фабрики Поповых, как называли в народе их приметный в городе заводик. В основном они производили изразцы для облицовки стен. Этой качественной продукцией воронежской фабрики облицовывали камины и печи, а сама она пользовались неизменным спросом у покупателей. Возникло даже производство керамических украшений для колонн, пилястр и карнизов. При заводе также существовали бригады специалистов, которые производили и сами работы по облицовке продукцией фабрики Поповых.

В конце ХIХ века сыновья одного из братьев затевают организацию собственного керамического дела в с. Ендовище под Семилуками, максимально приблизив производство к качественным фаянсовым глинам. Новоявленные промышленники Поповы-младшие, почувствовавшие вкус к керамике и рано познавшие гончарное дело, открывают в Ендовищах производство посуды. Керамическая посуда Поповых из местной глины отличалась добротным качеством. Благородно глазурованная и художественно выполненная, эта посуда развивала как местные традиции воронежских гончаров, так и привносила в быт модную новизну. Украшенные цветной глазурью миски, чашки, квасники и молочники, заварочные чайники и кружки, разнообразнейшие бутыли для жидкостей и до сих пор можно увидеть на чердаках и в хламе коренных воронежских жителей.

Сама же воронежская фабрика Поповых, кроме изразцов и кафельной плитки, производила также расписные глиняные игрушки. Особенно большим спросом у детей пользовались копилки в виде животных, ярко расписанные масляными красками. Примечателен столичный успех изделий фабрики Поповых в 1902 году. Именно тогда выставленные образцы воронежской фабрики как одни из лучших на этой выставке получили высокую оценку устроителей. На Всероссийской кустарно-промышленной выставке особенно привлекли внимание воронежские образцы иконостасов в двух вариантах, что в числе керамических изделий были отмечены особо. И хотя кафельных заводов в 1880 году в Воронеже было целых три, но в их ряду керамическая фабрика Попова была одной из ведущих.

Камины, облицованные старинными изразцами, сохранялись в доме по ул.Ср.Московской, 12 и по ул. Пушкинской, 27, но не уцелели. Неизвестна судьба каминов в с.Айдарово в усадьбе Веневитиновых Рамонского района и в усадьбе Клочкова на территории Новоусманского госхоза «Лекарственные травы». Есть замечательно сохранившийся камин с рисунком «Перелет Блерио через Ла-Манш» в памятнике истории «Дом Бунина» в начале проспекта Революции, но кто изготовитель кафельной плитки нам неизвестно.

Изразцовая печь (камин) под старину восстановлена в Новоживотинном в музее «Дома усадьбы Веневитинова», где сохранена даже расцветка плитки, характерная для того времени. Восстанавливается прекрасный камин в Рамонском замке принцессы Ольденбургской. Некоторые образцы плиточной и образцовой керамики можно обнаружить в собраниях воронежских музеев и у коллекционеров. Но это, конечно же, не даст картину всего богатства разнообразия местной керамики. Известны изделия мастеров и других воронежских фабрик. Например, «Товарищество В.П. Горн и Ко», выпускавшее прекрасную фаянсовую посуду, (ее образцы имеются в коллекции Воронежского областного краеведческого музея), что ценились далеко за пределами нашего края.

keramika2.jpgТорговля и сбыт

Постепенно акцент торговли керамикой смещался с ярмарок и базаров в солидные склады и специализированные магазины, в этом случае шло приближение к заказчику производимой продукции. Расширение производства диктовалось не только модой, но и увеличением капитального строительства и темпами прироста зажиточного населения.

Кроме индивидуальных заказчиков, которые работали с производителями плитки и керамики непосредственно по конкретному заказу, в конце ХIХ – начале ХХ века в Воронеже возникают торговые заведения, предлагающие серийные изделия для строительства и украшения. В «Т-во А.П. Собченко и Ко»входил большой склад кафеля, отличавшегося разнообразием форм, и, как говорилось в рекламе, был этот кафель «новейших заграничных рисунков», глазированный и позолоченный. На складе находился большой выбор терракотовых и майоликовых печных украшений. Различная глазурь не оставляла равнодушным придирчивого покупателя.

Для желающих имелся керамический и огнеупорный кирпич, тротуарная плитка и даже дубовый паркет! Все образцы товаров можно было посмотреть в конторе Товарищества в доме Попова на Щепной площади. Братья М. и А. Павловы держали кафельно-изразцовый магазин на пересечении улиц Большая Дворянская и 1-я Острогожская в доме Петрова рядом с гостиницей «Петербург». Правда, торговали они и продукцией собственного завода, что находился неподалеку от Чугуновской церкви. Там выпускался огнеупорный кирпич разных сортов, а также глазурованные изразцы, майоликовые и терракотовые фасонные изделия.

keramika3.jpgПродолжение следует?

Итак, изготовление в Воронеже изразцов и кафельной плитки в 1920 году прервалось. Но, скажем прямо, идея возрождения этого производства витала в воздухе. Отдельные артели в Острогожске и Рамонском районе области не переставали выпускать полезную керамику в традиционных местах этих промыслов. Крестьяне требовали крынок и горшков, ребятишки с удовольствием играли в забавные фигурки и свистульки. С появлением в Воронеже замечательного энтузиаста прикладного искусства Петра Денисовича Пономарева при облпромсоюзе возникла артель «Керамика», которая приступила в мае 1947 года к возрождению керамического дела в Воронеже. Сразу же охватив работой более 200 человек, в цеху на Никитинской, 39 стали выпускать глиняные игрушки для малышей. Не менее 163 видов разнообразнейших игрушек раскрашивала на потребу детворе бригада из сорока художников. В этой же артельной мастерской для создающейся в Москве ВДНХ были изготовлены блоки для входных арок павильонов Воронежской и Курской областей: обливные с традиционными воронежскими орнаментами. Ровно через год после создание артели началось в областном центре и строительство керамического завода, со дня пуска которого минуло уже полвека. Продолжил ли завод замечательные традиции фабрики Поповых? Вопрос, конечно резонный. На мой взгляд, некоторым образом – да.

Текст: Владимир Елецких

История развития Воронежского керамического завода

Журнал Шеф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *