Рассматривая экономику и хозяйственный комплекс Воронежского края, нельзя оставить в стороне вопрос о рекреации рабочей силы, проблему отдыха и восстановления здоровья трудящихся, а также членов их семей. В советское время проблематика восстановления трудового потенциала рассматривалась властями со всей серьёзностью, ей было посвящено немало научных и научно-популярных трудов. Теоретиками построения нового общества высказывалось по этому поводу много интересных идей и мнений, данная тема постоянно находилась в центре внимания профсоюзных и партийных организаций, много что делалось в практическом плане в части землеотведения, строительства и оборудования санаториев, домов отдыха, профилакториев, турбаз различной степени комфортности. Для детей трудящихся воронежских предприятий строились пионерские лагеря в экологически чистых и заповедных местах Сосновки и Дубовки, на берегах Дона (в районе посёлка Тепличный), реки Воронеж и в некоторых других местах с чистым воздухом, прекрасными природными ландшафтами, целебными водными источниками.

Основные идеи по организации правильного досуга и отдыха закладывались в начале культурной революции, которая наряду с индустриализацией и коллективизацией была провозглашена В.И. Лениным. Предложения разного характера тогда сыпались как из рога изобилия – начиная от реформы календаря, отказа от церковных праздников и до ограничения рабочего времени восемью часами, обязательным трудовым и декретным отпуском, научно обоснованным досугом, заполненным техническим творчеством, физической культурой и спортом.

Заглянув в областную газету «Коммуна» от 30 декабря 1929 года, мы увидим, несколько оживлённой была тогда дискуссия о реформе календаря, проходившая в Наркомате просвещения. Рассматривалась три варианта.

По первому сценарию весь год предлагалось делить на 12 тридцатидневных месяцев, причем 5 дней, приходящихся на революционные праздники, в календарную нумерацию не включались.

Второй вариант предусматривал также 30-дневные месяцы, но с включением в нумерацию революционных праздников. При этом варианте январь должен был иметь 31 день, а апрель и ноябрь – по 32 дня.

Третий вариант оставлял прежний порядок исчисления дней в каждом месяце; изменению подлежали лишь семидневные недели, которые заменялись на пятидневные. Совещание признало наиболее простым третий вариант. [1] Иными словами, на совещании Наркомпроса под руководством товарища Бубнова предлагалась модель рабочей 4-дневки с одним выходным, — почти то же самое, что предложил председатель Правительства РФ Д. Медведев в 2019 году. Разница состоит лишь в количестве выходных — теперь, спустя 90 лет, их предлагается два.

Но вернёмся к воззрениям на труд и отдых советских политиков и учёных 1920-х и 1930-х годов. Они, вкратце, таковы. Рабочий день при капитализме (или рыночной экономике, как бы сказали мы сейчас), подразделялся на необходимое и прибавочное рабочее время. Необходимое время требуется для работы над изготовлением продукта, включая время на сон, отдых, приём пищи, туалет, восстановление сил. Прибавочное время — это тот период, который используется предпринимателем для выколачивания прибыли из работника или трудового коллектива — фактически это время, в течение которого наёмный работник трудится на собственника предприятия (за счёт переработок или увеличения интенсивности труда).

Центральный парк культуры и отдыха Воронежа в советское время

Центральный парк культуры и отдыха Воронежа, открытый 7 июля 1929 г.

Совершенно очевидно, — указывали советские учёные, — что при социализме нет зловредного предпринимателя-эксплуататора, который присваивает себе часть труда рабочего. Значит, отсутствует и прибавочное рабочее время. Высвобождается мощный резерв сокращения рабочего дня и увеличения продолжительности трудового отпуска, повышения культурного и духовного уровня трудящихся. [2]

Теперь от этих теоретических построений коммунистическим властям надо было перейти к практическим действиям, создать реально действующие производственные механизмы. Этими вопросами занимались Центральный и Харьковский институт труда (ЦИТ, ХИТ), АО «Установка», а также отечественные гуру научной организации труда (НОТ) Гастев А.К., Керженцев П.М., Витке Н.А. , Богданов А.А.  Надо сказать, что наши специалисты были хорошо знакомы с трудами американской школы научного менеджмента, а А.К. Гастев даже переписывался с одним из основоположников этого направления — Генри Фордом. Поэтому отечественные учёные и практики хорошо понимали, что сокращение рабочего времени может приводить к росту производительности труда, а не снижению эффективности производства. Фредерик Тэйлор убедительно доказал, что грузчик, который трудился 28 минут в час, а 32 минуты отдыхал, мог сделать в три раза больше чем те, кто не соблюдал правильные пропорции труда и отдыха.

Советские учёные, политики и практики пошли ещё дальше и обеспечили стране двузначный экономический рост тогда, когда в мире свирепствовал жесточайший экономический кризис, получивший название Великой депрессии 1929-1933 гг.

Достигались эти неслыханные результаты в том числе и за счёт заботы о рабочем человеке, о его досуге, отдыхе, двигательной активности, лечении.

Стадион "Динамо" в довоенное время

Воронежский стадион «Динамо» в 1930-е годы

Действовали коммунистические власти по двум направлениям. Во-первых, рабочий человек после смены и в выходные дни должен был иметь возможность где-то культурно отдохнуть, не прибегая к алкоголю, питейным заведениям и азартным играм. Для этой цели в Воронеже в конце 1920-х — начале 1930-х гг. строились парки (например, открытый 7 июля 1929 г. Центральный парк им. Л. Кагановича),  стадионы («Динамо», «Пищевик»), заводские клубы, кинотеатры, филармония, библиотеки, спортивные секции. О них мы подробнее скажем чуть позже, а сейчас рассмотрим второе направление, касаемое создания в Воронежской области сети санаториев, Домов отдыха, турбаз и мест летнего отдыха детей.

Организовывались первые дома отдыха и санатории довольно простым способом, взятым на вооружение коммунистическими властями сразу после революции — изъятием зданий и имущества у бывших собственников. Такая операция была произведена с Михайловским кадетским корпусом, который был преобразован в Воронежский государственный университет — он заработал 11 ноября 1918 года, когда начались занятия на четырёх факультетах ВГУ – медицинском, физико-математическом, историко-филологическом и юридическом.

Михайловский кадетский корпус, перепрофилированный в университет. Воронеж. Вид здания в начале ХХ в. (здание не сохранилось - оно было взорвано отступавшими фашистами).

Михайловский кадетский корпус, перепрофилированный в университет. Воронеж. Вид здания в начале ХХ в. (здание не сохранилось — оно было взорвано отступавшими фашистами в 1943 г.)

Аналогичным образом был образован и Дворец труда, выполнявший в первые годы Советской власти роль службы занятости в Воронеже. Здание духовной семинарии было изъято из рук Русской православной церкви, а служащим семинарии было предложено в двухнедельный срок очистить помещение. Примерно тем же способом 7 ноября 1927 года в бывшем особняке дворян Тулиновых, расположенного на проспекте Революции, д. 30, был образован Музей революции.

Эту отработанную схему коммунисты стали применять по отношению к помещичьим и дворянским усадьбам, безвозмездно изымая их и переоборудуя в Дома отдыха. Данная процедура не считалась чем-то незаконным, поскольку происходила экспроприация экспроприаторов, то есть здания, земли и имущество изымалось у тех, кто десятилетиями и даже столетиями грабил и эксплуатировал трудящихся.

Так в селе Чертовицы в усадьбе графов Толстых возник санаторий им. Дзержинского. В 1922 году решением президиума Дорпрофсоюза Юго-Восточной железной здесь был образован Дом отдыха, который работал только в летнее время, поскольку учреждение не имело электричества и оборудованной инфраструктуры. Дом отдыха принимал до 100 человек одновременно. Через несколько лет здравницу доработали — в ней появилась электростанция, библиотека, столовая, баня, клуб, а в 1926 году у неё появилось новое название — Дом отдыха им. Ф.Э. Дзержинского.

Другой известный ныне не только в Воронежской области, но и далеко за её пределами санаторий — имени Цюрупы, был образован в Лискинском районе в 1927 году на месте бывшего имения генерала Звегинцова. Название своё санаторий получил от  имени первого наркома (министра) внешней и внутренней торговли СССР — Александра Дмитриевича Цюрупы. Именем Цюрупы также названа одна из улиц Воронежа.

Почти в черте города был открыт в 1929 году и санаторий имени Максима Горького (см. фото ниже), главной задачей которого было поправлять здоровье рабочих Воронежа и Центрально-Чернозёмного района в целом.

Дом отдыха им. М. Горького. Воронеж. 1929

Столь популярная социальная инновация, как сочетание отдыха с профилактическим лечением, привлекала воронежцев, нравилась взрослым и детям, создавала чувство заботы власти о рабочем человеке, укрепляла веру в перспективы завтрашнего дня. Люди в большинстве своём поддерживали такую социально-рекреационную политику и потому трудились на производстве с полной отдачей сил. Движение сельских передовиков производства, женских бригад (например, Моти Тимашовой или Паши Ангелиной), стахановцев и ударников труда основывалось не на голом месте, а именно таких конкретных дел, как организация досуга, отдыха, лечения воронежцев и тружеников села (см. Съезд колхозников-ударников в Воронеже).

Источники:

  1. Коммуна. 1929. 30 дек.
  2. Политическая экономия: Словарь /Под ред. М.И. Волкова и др. — М.: Политиздат, 1979. — С.329-330.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *