Значимой частью визуальной культуры больших и малых городов являются памятники, составляющие духовное наследие данной местности, населения, страны. Памятники в культурной среде мегаполиса обладают рядом функций, связанных с формированием городской идентичности его жителей. Городская идентичность понимается при этом как социокультурный конструкт, который отражает результат усвоения и эмоционального принятия индивидом групповых ценностей и социальных норм, культурных символов и традиций, стереотипов, поведенческих моделей и стиля жизни жителей мегаполиса. Городские памятники можно отнести к символической группе факторов, влияющих на формирование и трансляцию городской идентичности, которая включает образ города, его знаковые места, локальные истории и мифы, городские символы.

Как феномен исторической памяти городские памятники объединяют исторические события и воспоминания, обладающие личностным смыслом для человека. Восприятие и интерпретация памятников на уровне индивидуального сознания переплетается в этом случае с дискурсивными практиками, порождающими их толкования с позиций определенных коллективов и социальных групп. Таким образом, городские памятники можно рассматривать как «места памяти», позволяющие человеку осознавать свою связь с историей, участвующие в воспроизводстве идентичности. Другая функция памятников связана с их способностью к избирательному замещению собой целостного образа города в сознании его жителей. Образ города в сознании зачастую замещается каким-либо характерным объектом среды, получившим признание горожан — это могут быть определенная улица, проспект, площадь, сквер, памятник.

Монумент Ил-2 у авиазавода. Воронеж.

Еще одна функция памятников связана с их способностью, как компонента символического пространства города, реализовать коммуникативный акт между человеком и городской архитектурой, выступать транслятором культурной идентичности. В этой связи Т.В. Кашкабаш пишет: «Являясь важным механизмом памяти культуры, символы переносят тексты, сюжетные схемы и другие семиотические образования из одного пласта культуры в другой». В соответствии с подходом исследователя памятники как символы города могут рассматриваться на различных уровнях: 1) «ассоциативном» (индивидуальные ассоциации); 2) «окультуренном» (предписанные значения); 3) «символизма известного» (каждодневная среда); 4) архетипическом (вечные мотивы). Нельзя не отметить идеологическую функцию городских памятников, которые в процессе своего существования неоднократно подвергаются социальной интерпретации и оценке, выражают взгляд современников на прошлое, осуществляют связь поколений во времени. Несомненно, что городские памятники не могут рассматриваться только как идеологическое средство, скорее, они представляют собой особую категорию культурно-исторического наследия, способную оказывать воздействие на социальное сознание и социальную идентичность человека, выполнять функцию трансляции эстетических и культурно-исторических ценностей. Важно остановиться на знаково-символической функции городских памятников, которая представляет собой психологическую основу для реализации всех их свойств.

В русле семиотического подхода городское пространство воспринимается как текст, как знаковая среда обитания человека, как пространство коммуникации. По К. Линчу, любой образ городского пространства, в том числе и образ памятника, включает в себя прежде всего коллективную память, которая связывает настоящее и прошлое через свою материальную культуру. В то же время эти образы пронизаны ассоциациями, отражающими содержание индивидуальных воспоминаний и личностных смыслов. Анализ образа городского памятника по К. Линчу включает такие компоненты, как: 1) опознаваемость; 2) пространственную или формальную соотнесённость с другими объектами; 3) субъективное значение для наблюдателя.

Линкор-музей «Гото Предестинация». Воронеж.

Городской художественно-культурный ландшафт — это полифункциональный комплекс включенных в городскую среду природных и художественных объектов, отражающих духовно-нравственную и интеллектуальную жизнь города, его прошлое и настоящее. Культурная среда города — один из критериев оценки культурного потенциала городского общества, уровня его гражданского самосознания. В комплекс художественно-культурных объектов входят памятники, скульптурные и архитектурные композиции, мемориальные объекты, указывающие на памятные даты и события. Определённый идеологический смысл вносят в культурную среду названия улиц, площадей, скверов, бульваров, парков, заповедных мест.

Городские художественно-культурные сооружения являются одним из важнейших средств формирования у молодёжи гуманитарной картины мира, мировоззрения, эстетических идеалов. По этой причине возникает необходимость рассмотрения понятия художественно-культурной среды в педагогическом аспекте. Особая роль в развитии художественных взглядов, чувств, вкуса имеют обращённые к массовому зрителю городские произведения монументального искусства.

В настоящее время, например, в городах Ставрополья весьма активно возводятся новые памятники истории и культуры. Например, в Ставрополе за последние двадцать лет список городских достопримечательностей пополнили величественный монумент генерал-губернатору Ставропольской губернии Н. Е. Никифораки (1887-1904 гг.), бюст генерала А. П. Ермолова, выполненный из тёмно-бордового гранита и бронзы, памятник ангелу-хранителю, представляющий собой колонну, облицованную красным гранитом, на вершине которой стоит бронзовая скульптура ангела. «Данная скульптура, — говорится в путеводителе, — заставляет прохожих горожан вспоминать о духовности, помогает стать добрее по отношению к родным и близким, друзьям и совершенно незнакомым людям, а также способствует совершению светлых поступков». В 2017 году установлены монумент князю Владимиру, памятник основателям Ставропольской крепости — хопёрским казакам. В этом же году, в День знаний, на территории Ставропольского президентского кадетского училища состоялось торжественное открытие мемориала «Слава авиаторам России». О героях российской авиации будет напоминать легендарный самолет Л-39 «Альбатрос», до сих пор находящийся на вооружении в более чем тридцати странах мира.

В наибольшей степени насыщен произведениями монументального искусства центр города, в частности, Ермолов-ский бульвар, являющийся визитной карточкой города. Его открывает великолепный памятник генерал-губернатору Ставрополя Н. Е. Никифораки, внёсшему значительный вклад в развитие не только вверенной в его управление губернии, но и в строительство города. Продолжают заданный торжественный лад Тифлисские ворота (Триумфальная арка) и величественный монумент генералу Ермолову, памятник великому поэту Пушкину, выразителю, как это звучит на уроках литературы, свободолюбивых идей и добрых чувств. Поддерживает поэтическую тему бульвара и бюст осетинского поэта Косты Хетагурова. Усиливают торжественную тональность главного проспекта мемориал героям Великой Отечественной войны — «Огонь Вечной Славы», бюст А.В. Суворова. Сквер, расположенный рядом с бюстом полководца, уже многие годы является местом традиционных встреч выпускников суворовских училищ.

Что же касается города Волгограда, то он, по мнению А.И. Шипицина [3], безвозвратно утратил статус крупного индустриально-промышленного центра юга России, сконцентрировав все усилия на эксплуатации образа города-героя, столицы патриотического воспитания молодежи, доставшегося в наследство от советского прошлого. В общероссийской «повестке дня» Волгоград присутствует недостаточно регулярно и зачастую только в контексте празднования какой-либо памятной даты, связанной с событиями Сталинградской битвы или дискуссии о целесообразности переименования города. Все вышесказанное, на наш взгляд, еще в большей степени актуализирует вопрос эффективности использования военно-патриотического и мемориального ресурсов в продвижении образа Волгограда и развития города, а также делает необходимым

поиск альтернативных точек роста и стратегий конструирования имиджа города, остро нуждающегося в самоопределении и самоидентификации. Следует особо подчеркнуть, что выработка современной идентичности Волгограда не означает полного отказа или радикального пересмотра культурных символов, презентующих его героическое советское прошлое, а, напротив, позволит критически оценить попытки управленческой элиты артикулировать специализацию города только как сакрального центра, изменившего ход мировой истории. Грамотное и умелое использование данного культурно-символического ресурса, бесспорно, может иметь следствием вполне конкретные положительные результаты для Волгограда и его жителей.

В качестве иного источника реноваций Волгограда гипотетически может выступить его уникальное географическое положение, позволяющее создать транспортный коридор с севера на юг и с запада на восток, однако, как показывает мировой практический опыт, важными факторами успешной модернизации территории в XXI в. являются не крупные индустриальные проекты, а культура и ее главные составляющие: информация, знания, творчество. Согласно исследованиям Ричарда Флориды — автора концепции креативного класса, ключевым фактором успешного экономического развития городов и регионов является творческая элита, высокий уровень развития культуры, толерантности и идентичности.

Чтобы определить потенциал Волгограда и обоснованность его претензий на статус культурной столицы российской провинции, необходимо выявить и исследовать материальные знаки культуры, ее физические носители, в которых она воплощена. Важнейшим элементом города и его символического языка являются памятники и скульптура, роль которых в формировании локального имиджа, к сожалению, не всегда учитывается, притом, что «в отдельных случаях монумент может стать не только визуальной эмблемой места, но почти неистощимым в своей смысловой глубине высказыванием о природе и миссии страны или города». Статуя Свободы в Нью-Йорке, Христа Искупителя в Рио-де-Жанейро, «Медный всадник» в Санкт-Петербурге и самый эмблематический пример — Родина-мать в Волгограде. Каждый из перечисленных монументов воспринимается как манифест о городе, его исторической судьбе и миссии.

Анализ развития городской среды показал, что «мучительные поиски национальной идеи в современной России, атмосфера культурной энтропии демонстрируют неумение создавать актуальные символические модели и регулировать их материализацию хотя бы на локальном уровне» [9, с. 123]. Вместо целенаправленной и последовательной стратегии продвижения Волгограда в современном мире мы имеем дело с кратковременными и конъюнктурными тактиками маркетинга имиджа города, вектор которых задается политической элитой, навязывающей горожанам свое представление об идентичности Волгограда. Безусловно, модернизационные процессы, происходящие в мире и в нашей стране, незначительно изменили культурно-символический регистр Волгограда, что нашло отражение в появлении новых символов города, повествующих о его предназначении на языке скульптуры. Однако важно учитывать, что символический потенциал скульптуры постоянно находится под угрозой профанирования, разрушения и десакрализации. Жизнеспособность памятника зависит не только от воли властей, но в большей степени от интеллектуальных, мифотворческих и практических усилий горожан, направленных на его поддержание.

Сегодня в волгоградском ландшафте сосуществует несколько типов памятников и скульптур, утверждающих различные образы города и определяющих его имидж. Однако в самосознании Волгограда по-прежнему преобладает универсальная советская матрица идентичности, содержание которой составляют сюжеты и темы.

 

Источники:

1 Беляев А.В. Городской художественно-культурный ландшафт: педагогический аспект. См. КиберЛенинка

2 Богдановская И.М., Диденко П.А., Королева Н.Н. Вербальная семантика представлений о городских памятниках у молодежи мегаполиса . См. КиберЛенинка

3 Шипицин А.И. Городская скульптура и культурный код Волгограда в контексте брендирования территории. См. КиберЛенинка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *