На этапе формирования воронежской культуры в XVII-XVIII вв. церковь была главным духовным и социальным институтом, определявшим ментальность, ценности и образ жизни воронежцев. Уважение к церкви и её служителям было повсеместным и основательным — достаточно взглянуть на изображения Воронежа конца XVII — начала XVIII вв., чтобы увидеть наиболее красивые и дорогостоящие здания, выделявшиеся на общем фоне всех прочих построек. Это были церкви, на которые не жалели средств простые и знатные люди. На гравюре, представленной ниже, хорошо видны храмы, построенные в лучших местах города. Их много, хотя население Воронежа тогда не превышало 13 тысяч человек (на 1777 г.).

Воронеж в петровский период

Воронеж в петровский период. Крайняя слева — Адмиралтейская церковь. Начало XVIII в.

Этот же момент мы отметим и относительно воронежских сёл и деревень. Главным сооружением сельского населённого пункта являлась церковь — как только в деревне появлялся храм (пусть даже построенный из дерева), этот населённый пункт почти сразу становился селом, то есть получал более высокий статус. Да и сами названия деревень и сёл часто происходили из наименований местных храмов — например, Рождественская Хава (по Рождественской церкви), Рождественно и Рождественское, Староникольское (название села произошло от часовни и от позднее построенной здесь церкви, которые освящались в честь святого Николы-Чудотворца) и целого ряда других поселений.

Влияние православной церкви выражалось и в именах собственных. Детям воронежцы давали имена согласно святцам по месяцам из церковного календаря. Всю жизнь от момента крещения до отпевания церковь была рядом с верующими. Знакомство жителей Воронежа и сельской местности с живописью, грамотой, историческими событиями, этикой и эстетикой происходило через церковь и священнослужителей. Образцы высокоморального поведения задавались Священным писанием и житиями святых, мучеников, преподобных.

Особую роль в формировании воронежской культуры сыграл Митрофан Воронежский (1623-1703) — епископ Воронежский и Елецкий (с 1682 г.), причисленный к лику святых Русской православной церковью в 1832 году.

Известно, что епископ Митрофан оказывал всемерное содействие реформам Петра I, жертвуя на кораблестроение немалые денежные суммы, поддерживал в проповедях начинания молодого царя, разъяснял необходимость и суть петровских преобразований. Такая поддержка была крайне необходима Петру, поскольку множество людей считали его Антихристом, ведущего Россию к духовной и физической гибели.

Особенно активно эту мысль поддерживало старообрядчество, которое имело на воронежской земле прочные позиции. Против засилья иностранцев, вестернизации русской жизни, бритья бород, курения табака, ношения париков и западного платья выступали не только старообрядцы, но и консервативные бояре, воеводы, служивые люди, крестьяне.

Паломники у храма Митрафановского монастыря. Воронеж. Начало ХХ в.

Паломники у храма Митрофановского монастыря. Воронеж. Начало ХХ в.

Объединив свои усилия с Петром, епископ Митрофан добился не только государственной поддержки со стороны самодержца, но и решил целый ряд важнейших задач по сокращению пьянства, рукоприкладства, сквернословия, по совершенствованию методов хозяйствования (в том числе церковного и монастырского), по укреплению репутации и распространения православной веры как среди воронежцев, так и среди самых разных иноверцев.

Митрополит Евгений (Болховитинов)

Широко известен своей просветительской, преподавательской и научной деятельностью митрополит Евгений (в миру Евфимий Алексеевич Болховитинов, 1767-1837). В Воронеже митрополит Евгений начал работать над «Российской историей», написал «Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии» (опубл. в 1800 г.), под его руководством была подготовлена «История воронежской семинарии».

Яркой фигурой культурно-просветительного характера был и Тихон Задонский, который уделял особое внимание духовному образованию. Святитель Тихон считал своей первостепенной задачей не только качественную подготовку священников, но и надлежащую расстановку лиц духовного звания на соответствующие церковные должности. Иными словами, Тихон организовывал духовное производство в Воронежской губернии максимально эффективно, чтобы знающие и компетентные священники несли в массы слово Божие и сами служили верующим моральным примером.

Здесь мы должны отметить тот факт, что в русской церковной традиции было не принято знакомить верующих с текстами Библии (к тому же многие крестьяне и мещане не умели читать); содержание книг Ветхого и Нового завета священники передавали изустно в виде бесед и проповедей. Поэтому от красноречия священнослужителей, полноты их знаний, харизмы зависело очень многое в просветительском, воспитательном, моральном плане.

Если показать в простой и наглядной форме роль религии в Воронежской губернии в XVII-XVIII вв., то можно сделать это в виде схемы (см. рис.2).

 Рис.2. Церковь как основа в формировании культурных элементов воронежцев в XVII-XVIII вв.

Рис.2. Церковь как основа в формировании культурных элементов воронежцев в XVII-XVIII вв.

В тот период, когда образование, наука, культура и искусство были в Воронежской губернии в зачаточном состоянии, православная церковь выступила платформой для последующего развития всех перечисленных форм общественной жизни.

Необходимо также отметить, что церковь и церковная культура в значительной мере противостояли таким моментам, как черкасская (казацкая) культура с её вольницей, пренебрежением к власти и закону, склонности к разбою и индивидуализму.

Правда, уже к концу XIX — началу ХХ века роль веры и религиозной культуры в Воронежской области существенно снизится, в умах и душах людей состоится своеобразная «духовная революция», с активным отрицанием религии, замещением её пролетарской культурой и коммунистической идеологией. В Воронеже в апреле 1933 года даже будет создан Антирелигиозный музей на базе Покровской церкви. Но этот сложный вопрос отречения от религии как культурного и духовного феномена мы подробнее рассмотрим ниже. В отдельном разделе мы также рассмотрим ведовство и языческие верования в воронежской культуре и практике XVIII-XIX веков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *