Золото является воплощением богатства в умах и сердцах многих поколений воронежцев. Иметь какое-то количество этого драгоценного металла в резерве на чёрный день или для гарантий в судьбе детей, родственников или в предпринимательстве всегда считалось разумным и рачительным поведением. Так было в глубоком прошлом, так считается и теперь, хотя времена и нравы сильно поменялись.

В Воронеже золото и серебро считались самым надёжным вложением средств со времён постройки воронежского острога. Здесь, на территории деревянной крепости хранилась местная казна, из которой выплачивали жалованье служилым людям, закупался провиант, оружие, выплачивались суммы на «выкуп полонянников» (т.е. людей, захваченных в плен кочевниками и «воровскими черкасами»). На невольничьих рынках того времени в оплату принималось лишь золото и серебро.

С течением времени опасности внезапных набегов кочевников на Воронеж и его окрестности стали исчезать, однако золотые монеты и изделия из драгметаллов продолжали пользоваться спросом — купцы и ремесленники хранили в них сбережения, зарывая в землю или замуровывая в подвалы и стены домов. Поскольку банков тогда не было, приходилось сохранять накопленное богатство таким примитивным способом.

Свои ценности хранили в золоте и серебре воронежские монастыри и церкви. Их богатство раздражало русских царей, и Пётр I предпринял успешные попытки по изъятию ценностей у храмов и обителей. Таким же полномасштабным изъятиям подверглась православная церковь и во времена прихода к власти большевиков, которые пополняли опустевшую госказну за счёт церковного золота.

В дореволюционном Воронеже золото обращалось весьма активно — его покупали и продавали частные торговцы, ростовщики-процентщики, принимали в заклад и оплату торговцы и кредиторы, обслуживавшие дворянство и помещиков.

Надо сказать, что в Воронеже XIX — начала ХХ века практически каждый дом выполнял функции большого или малого предприятия. Одни дома строились владельцами под магазины (в том числе ювелирные), гостиницы, платные гимназии, рестораны, электротеатры и т.д.

Дом купца Н.А. Михайлова на Б. Дворянской (проспекте Революции). Здание в перестроенном виде сохранилось до наших дней.

Дом купца Н.А. Михайлова на Б. Дворянской (проспекте Революции). Здание в перестроенном виде сохранилось до наших дней.

Другие становились предприятиями — мыловаренными заводиками, кондитерскими, колбасными, механическими и чугунолитейными мастерскими.

Для кредитования промышленности, сбережений населения и предприятий, нужд торговли и финансового сектора требовался надёжнейший из активов, коим являлось золото. Субъекты хозяйственных отношений не слишком доверяли бумажным ассигнациям, которые довольно быстро обесценивались из-за постоянных войн и бюджетных дефицитов. Эту тенденцию хорошо прочувствовал министр финансов С.Ю. Витте, который и ввёл в обращение золотые монеты (которые воронежцы иронично называли матильдорами (по имени жены Витте Матильды) или Виттекиндерами (т.е. детьми Витте)). Таким образом, денежная реформа 1895 года Сергея Витте влила в экономику страны большие массы золотых монет, которые стали излюбленным средством тезаврации и частного оборота россиян.

Потом, уже в советское время, удачное начинание министра финансов Витте повторит коммунистическое правительство, выпустив в обращение золотые червонцы. Эти монеты также будут пользоваться большим спросом для частного оборота и сбережений населения, которое старалось при любой возможности сохранить у себя эту вечную ценность.

Однако после прекращения выпуска в обращение золотых и серебряных монет ведущую роль в системе дорогих подарков, сбережений и олицетворении богатства стали занимать золотые ювелирные украшения — перстни, цепочки, браслеты, золотые наручные часы, кольца, печатки, кулоны, серьги. Воронежцы охотно приобретали все эти вещи в период достатка и продавали только в крайнем случае. В период Великой Отечественной войны многие воронежцы закапывали в землю свои ценности, поскольку всё унести с собой не было возможности — да и фашисты в июле 1942 года атаковали город столь стремительно, что приходилось в спешке уходить налегке. Зная об этом, фашисты в оккупированном Воронеже создавали специальные команды, которые искали золото и ценное имущество горожан для личного обогащения, отправки в Германию и Венгрию.

После войны воронежцы стали отстраивать свой родной город, восстанавливать своё благосостояние и сбережения. Всё большее количество граждан могли позволить себе купить золотые украшения. Ювелирный магазин «Рубин» на проспекте Революции стал центром купли-продажи золотых изделий как первичного, так и вторичного оборота. Новые золотые вещи воронежцы покупали в самом магазине «Рубин»; здесь же работала скупка золотого лома и прочей ювелирки, которую магазин принимал по цене лома.

Ювелирный магазин "Рубин" на проспекте Революции. Воронеж

Ювелирный магазин «Рубин» на проспекте Революции. Воронеж

Здесь следует отметить тот факт, что в советские времена, в отличие от современности, значительным потребителем золота была стоматология — воронежцы ставили себе золотые коронки, а блистать «золотой улыбкой» было престижно и модно. Теперь эта практика ушла в прошлое и потребности врачей-стоматологов в золоте сильно снизились.

Во времена 1960-1980-х годов площадка перед магазином «Рубин» была весьма оживлённым местом, где желающие могли приобрести и продать золото. Причём активно работала не только официальная скупка, но и не слишком законспирированная частная — к желающим сдать золото по более высокой цене, чем назначала государственная скупка, тут же подходили посредники, которые предлагали более приемлемые цены. Продавцы, опасаясь обмана и подвоха, соглашались на сделку далеко не всегда. Но те, кто пользовался услугами нелегалов систематически, вскоре обретали уверенность и вступали в постоянное взаимодействие.

Речь идёт о поставщиках золота и золотого песка с приисков, а также от криминальных групп, которые обчищали квартиры и дачи состоятельных граждан. Да и врачи-стоматологи нередко делали посредникам серьёзные заказы на поставку жёлтого металла.

Потребителями золота на вторичном рынке были также и частные ювелиры, которые выполняли заказы воронежцев, желающих особого дизайна или индивидуального подхода. Кто-то хотел увидеть в золотом исполнении вензель из начальных букв имени и фамилии, кто-то — сам рисовал для ювелира форму или знак Зодиака, кто-то хотел индивидуализировать союз двух сердец, мистические и оккультные символы. Так или иначе, заказов теневым ювелирам хватало.

После перестроечных времён и отмены государственной монополии на внешнюю торговлю работы у «золотых жучков» возле магазина «Рубин» значительно прибавилось. К торговле золотом приплюсовалась валютная торговля — здесь можно было купить и продать золото не только за рубли, но и за дойч-марки и доллары США. Чуть позднее дойч-марки вышли из обращения и их сменила новая валюта — евро, которую с начала 2000-х годов с удовольствием покупали воронежцы.

Сейчас, в 2021 году, рынок золота в Воронеже, как это ни странно, изменился не так уж кардинально. По-прежнему, покупать и продавать золото через официальные структуры невыгодно (ломбарды, ювелирные магазины, работающие по схеме трейд-ин и микрофинансовые организации, берущие золото в залог, мы в расчёт не берём). Дело в том, что на куплю-продажу драгметаллов серьёзное влияние оказывает 18% налог на добавленную стоимость. Таким образом, спрэды (курсовые разницы) между покупкой и продажей актива пока очень высокие. А это обстоятельство, как и прежде, делает теневую торговлю золотом и другими драгметаллами, весьма выгодной, несмотря на правовые риски административного и уголовного преследования.

Более того, невыгодными являются операции и по обезличенным металлическим счетам (ОМС), которые осуществляет Сбербанк. Суть операций состоит в том, что желающие купить золото (или иные драгметаллы — серебро, платину, палладий) просто платят Сберу деньги за бумажный счёт, не получая на руки сами слитки. Конечно, при желании можно получить на руки и физически существующий металл, но за это придётся заплатить комиссию. Разницу между курсом покупки и продажи золота устанавливает сам Сбербанк, преследуя лишь свои коммерческие интересы. Практического смысла в счетах ОМС большинство воронежцев не видят.

В целях борьбы с теневым рынком золота, а также для повышения доходности операций купли-продажи с золотом государству в нашей стране следовало бы серьёзно пересмотреть ставки налога. Тогда и инфляции стало бы меньше, и рубль бы несколько укрепился, и ценность доллара и евро потеряла бы в глазах россиян.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *